.::Fate Stay Night всё только начинается::.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » .::Fate Stay Night всё только начинается::. » Fate/Zero » Том 1: Акт 3


Том 1: Акт 3

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Акт 3. Глава 1.

Город Фуюки, район Синто.

Городской посёлок на восточном берегу реки Мион, был назван Новым Городом, так как был построен на пустоши; его история отличалась от Старого города Мияма, он строился по одному из крупных и масштабных проектов правительства, который должен был превратить древний город в большой современный бизнес-центр.
Здания, которые строились на месте будущего делового квартала, были готовы лишь на 40%, но парк и торговый центр, расположенные рядом со станцией, были уже готовы: будущее Синто уже было определено - оно было чистым и сверкающем, помпезным и однообразным. Здание мэрии тоже перестраивалось, и вскоре вообще должно было перебраться в Синто, возрождённое в металле и стекле, тем самым лишая Старый город Мияма всех центральных муниципальных полномочий.
На улицах не протолкнуться, хотя сейчас праздничные дни. Обдуваемый северным ветром, не выдавая себя ничем и не привлекая излишнего внимания, Эмия Киритцугу растворился в толпе людей, снующих туда-сюда.
Его рубашка и плащ, одетые ещё в поезде и отсутствие багажа заставляли людей не замечать его появления – его внешний вид совершенно не говорил о том, что он только что приехал в Фуюки. На самом деле, прошло очень много времени с того момента, как он ходил по улицам Синто, но Япония всегда оставалась его родной страной. Привыкнув разъезжать по всему миру, здесь он всё равно чувствовал себя лучше.
Со странным чувством он посмотрел пачку сигарет, купленных через торговый аппарат.
Прошло уже 9 лет с того момента, как он перестал курить. Он не курил, так как не мог найти марку тех сигарет, что ему так нравилось курить в тех отдалённых землях, где жила семья Айнцберн, но больше из-за того, что он беспокоился за состоянии матери и ребенка – своей жены и дочери. Но когда он сошёл с поезда на станцию, он бросил монетку в торговый аппарат - просто так, по привычке.
Когда он купил зажигалку в магазинчике неподалёку, он открыл пачку сигарет, чтобы придти в себя. Белизна небольшого ряда фильтров сверкает знакомым светом.
Он вытащил одну сигарету из пачки и зажёг её. После спокойной жизни, которая длилась целых 10 лет, его старые привычки возвращались. Дым, проникающий в его лёгкие, был точь-в-точь похож на тот, который он ощущал раньше.
- …
Киритцугу окинул взглядом изменивший ландшафт города, который разительно отличался от того образа, что всё это время жил в его сердце.
Он тайно приезжал в Фуюки, чтобы разведать обстановку три года назад, но район Синто полностью изменился за это время. Это было не так уж и неожиданно, но это выходило за пределы его понимания. Похоже, придётся вновь знакомиться с новыми соседями.
Несмотря на то, что он плохо знал перестроенный район, Киритцугу быстро нашёл тот отель, который был ему нужен.
Фасад здания был красиво украшен, но внутренний интерьер больше напоминал дешёвый бизнес-отель. Для отдыхающих семей или одиночек-путешественников, он был как тихая гавань, в которой каждый может отдохнуть.
Делая вид, что он здесь не впервые, Киритцугу прошёл через фойе прямо к лифту, и поднялся на нём на седьмой этаж. Там, в номере 73 уже три дня жил его преданный помощник.
В мире Волшебников, его отношения с Хисау Майей обозначались схемой «Учитель – Ученик».
Но для Киритцугу, который видел Волшебство как средство для достижения цели, а не самоцель, это были не просто отношения учитель/ученик. То чему Киритцугу учил Майю, было скорее похоже на «путь воина». Поступая так, Киритцугу так же расценивал её как «инструмент». Майя была отголоском того времени, когда он участвовал в бессчетном количестве безнадёжных битв, стремясь к утопии, которой нельзя было достичь, когда он ещё не знал о существовании Грааля.
Поэтому его связь с Майей была дольше, чем с Ирисфиль. Сражаясь с ним бок о бок, Майя знала всё о той кровавой части жизни Киритцугу, которой Ирисфиль не видела.
Как только он простучал условное количество раз в дверь номера 73, она сразу открылась, будто бы его ожидали. Пропустив ненужные приветствия, и взглянув друг на друга лишь мельком, Киритцугу вошел в номер и закрыл за собой дверь.
Майя уже была сильно вовлечена в Войну за Святой Грааль. После того как Киритцугу перестал вести жизнь наёмного убийцы, она начала подготовку к Войне, следуя инструкциям Киритцугу, приходившим из-за моря, и приезжала в замок Айнцберн множество раз.

http://s44.radikal.ru/i104/0905/39/231a192588c3t.jpg

Красивая, белолицая, её красота была от природы, она не пользовалась ни тенями, ни помадой. Её взгляд незаметно для всех подозрительно изучал всё, что попадалось ей на глаза, но она старательно делала вид, будто окружающий её мир существует полностью параллельно ей. Её чёрные прямые волосы, которые по мягкости были сравнимы с шёлком, всегда привлекали взгляды мужчин, но её холодная и колючая манера держаться заставлял любого сердцееда оставить любую надежду на успех.
В любом случае, они знали друг друга уже около 10 лет. Когда они встретились, она была молодой девушкой, но она уже давно была не ребенком – проницательность можно было назвать её основной чертой; такой тип красоты быстро надоедает обычным людям, но Киритцугу ведь обычным не был. Она была женщиной, которая определённо сталкивалась с реальностью, и могла судить о вещах совершенно беспристрастно – она была даже более безжалостна, чем Киритцугу. Рядом с ней, Киритцугу не стыдился своих методов и не скрывал своей жестокости. Это было для него что-то вроде небольшой передышки.
- В поместье семьи Тосака вчера было шумно.
Как обычно, Майя начала разговор с дела.
- Пожалуйста, просмотри записи. И да, прибыло всё оборудование.
- Принято. Сперва – ситуация.
Кивнув, Майя включила декодер, вмонтированный в распакованный телевизор.
Киритцугу научил Майю не только основам Волшебства – она вполне могла использовать обычных фамилияров, и Киритцугу часто поручал ей различные разведывательные операции. В этот раз, он поручил ей вести наблюдение за поместьями семей Мато и Тосака.
Фамилиярами Майи были летучие мыши, но в отличие от фамилияров других Волшебников, её мышки были оснащены миниатюрными CCD-камерами (charge-coupled device – прибор с зарядовой связью), привязанными к их брюшку. Конечно, это была идея Киритцугу. Иллюзии и замаскированные «охранные поля» Волшебников помогают частично нейтрализовать действие фамилияров-шпионов, но Волшебники часто забывают об электронных устройствах. Так же, видеозапись намного удобнее пересматривать, так что даже если учитывать то, что ноша несколько замедляет фамилияра, результат определённо этого стоил.
Так что сцена, произошёдшая прошлой ночью, сейчас воспроизводилась в тринадцатидюймовом формате – несколько размытого изображения оказалось достаточно, чтобы разобрать, что же там произошло. Не шевельнув бровью, Киритцугу просмотрел запись того, как Слуга, лицо которого было скрыто маской-черепом, был уничтожен Золотым Слугой.
Белая маска побеждённого Слуги без сомнения принадлежала к классу «Ассассин».
- Ну, что ты думаешь?
- Всё прошло слишком уж хорошо, - немедленно ответила Майя на вопрос Киритцугу. – Момент времени между материализацией Ассассина и атакой Слуги Тосаки практически отсутствует. Он его ждал. Конечно, он мог обнаружить противника, когда он находился в призрачной форме, но его оппонентом был Ассассин, чья классифицирующая способность – «Скрытие Присутствия»… возможно, Тосака был осведомлён о вторжении?
Киритцугу кивнул. Так как Майя всему научилась у него, его умозаключение было таким же.
- Чем больше я над этим думаю, тем больше всё это мне напоминает хорошо срежиссированную сцену. Почему Тосака вот так выставил напоказ своего Слугу, если у него имеется такой «резерв»?
Семья Тосака участвовала и во Второй, и в Третьей Войнах, и должна была накопить определённый опыт. Они просто не могли не знать, что другие Мастера будут наблюдать за их поместьем.
Война за Святой Грааль это битва между Героями, заполучившими славу. И легенды об этих героях содержат множество информации об их боевых способностях, сильных и слабых сторонах. Это значит, что специфические способности и слабые места Героических Душ известны заранее.
Учитывая это, нерушимым правилом Войны стало скрывать истинную сущность своего Героя в битве между Героическими Душами. В свете этого, все Герои носят названия своего класса, чтобы избежать раскрытия своего имени.
Прошлой же ночью, Тосака невольно дал две подсказки другим Мастерам: одну – как выглядит его Слуга, и вторую – способ его атаки, который выглядел как Небесный Фантазм. Хотя по этим признакам не удалось определить истинную сущность Слуги, но это было риск, которого можно было легко избежать. Если нужно было прибить Ассассина, то это можно было сделать за пределами действия органов зрения фамилияров.
- Показывая то, что он не должен был показывать нам, означает, что он хотел нам это показать.
Киритцугу вновь кивнул в подтверждение слов Майи.
- Возможно. Если он этим преследовал определённую цель, то объяснение найдётся само собой… да, Майя, что случилось с Мастером Ассассина?
- Той же ночью он пришёл в Церковь к Наблюдателю и попросил о защите. Этого человека зовут Котомине Кирей.
Как только Майя произнесла это имя, в глазах Киритцугу появился нехороший блеск.
- Майя, пошли фамилияра к Церкви. Пока одного будет достаточно.
- …Разве это допустимо? Церковь – это то место, где запрещены столкновения между Мастерами.
- Если Наблюдатель об этом не узнает, значит, ничего и не было. Соблюдай дистанцию. Не перестарайся. Ему просто не нужно об этом знать.
Майя нахмурилась, слушая малопонятные инструкции Киритцугу.
- Я не должна наблюдать за Церковью?
- Ты должна осуществлять «обычное патрулирование». Чтобы не быть раскрытой ты должна сконцентрироваться именно на этом.
- …Да, принято.
Майя не понимала, что задумал Киритцугу, но вопросов по этому поводу решила не задавать. Она возьмёт одну из трёх мышей, наблюдающих за поместьем Тосака, и отправит её к Церкви Фуюки, что находилась на краю Синто.
Киритцугу выключил телевизор и затем начал проверять оборудование, подготовленное Майей.
Различные «инструменты» были разложены на простыне кровати, ожидая проверки Киритцугу – и ни в одном бы из них простой Волшебник не увидел ничего интересного. Там не лежало ничего, что было похоже на ритуальный кинжал, чашу, талисман, сосуд с эликсиром или на то, что было хранилищем магической энергии. Они были в своём роде произведениями искусства и очень эффективны в деле, но если не учитывать этого – всё что лежало перед Эмией - было обычным оружием. Ни одно из них не несло в себе магической энергии.
Пользуясь продуктами ереси, подобной этой, Эмия Киритцугу и заработал своё прозвище – «Убийца Волшебников».
Слабостью всех людей, что называли себя Волшебниками, была небрежность, которая была порождена их высокомерием. Они полагались на старинные таинства и собственные знания. Они никогда не сомневались, что никто кроме Бога не мог причинить им какой-либо вред.
Именно поэтому в битве они полагаются и ощущают только Волшебство. Засекают любой магический навык. Поэтому, упражняясь в какой-то определённой сфере Волшебства, и продумывая какие меры, могут быть применены оппонентами против их навыков – такова была основная теория подготовки Волшебников к сражениям.
В результате, они игнорировали любую атаку чисто физического плана, которая полностью была лишена затрат магической энергии или просто считали её вторичной угрозой. Они не боялись ни заточенного ножа, не свистящей пули, до того мгновения как она вонзится в их плоть. А до того, как это произойдёт, Волшебство даёт им иллюзию защищённости своими парализующими методами, или защитными полями которые могут отменить практически любую обычную атаку.
Но они презирают современные технологии. Что может сделать человек, который всецело не полагается на Волшебство – вот о чём многие Волшебники даже не задумываются.
Вражеская атака, которой никто не ожидал – вот ключ к быстрому завершению битвы. Киритцугу убедился в этом, участвуя и наблюдая за большим количеством поединков на смерть между Волшебниками. Вывод - Волшебники уязвимы для немагических атак.
И опираясь на это умозаключение, для ведения Войны в городе Фуюки, Майя и приготовила нужное «оборудование». Посреди всего этого на белой простыне выделялась винтовка, от которой пахло оружейной смазкой. Она была произведением искусства и сосредоточением новейших электронных технологий, облачённых в убийственную форму.
Она была создана на базе полуавтоматической снайперской винтовки Walther WA2000. Длина винтовки составляла около 90 см; короткий приклад и с встроенной обоймой обеспечивают длину ствола винтовки - 65см. Пули .300 Winchester Magnum предельно эффективны на расстоянии до одного километра. В настоящем времени, эта была винтовка высочайшего класса, высочайшего исполнения. Цена её была 12000$, так как это оружие было одним из 154 выпущенных винтовок этой марки.
Вместо стандартного оптического прицела Smith & Bender, Киритцугу одновременно установил два объединённых устройства более чёткого наблюдения за целью; они оба на левой стороне над стволом винтовки.
Одним из них был прицел, оснащённый прибором ночного виденья – лучшее, что поступал на вооружение армии Соединённых Штатов - AN/PVS04. Оборудование, внешне похожее на чувствительную видеокамеру, на самом деле было лёгким электрическим прибором, усиленным линзами, который давал чёткость и свёт. Это был как бы электронный «совиный глаз», который давал видимость на увеличении 3.6 на 548,64 м при свете луны и 365,76 м при свете звёзд. По идее, это было новейшим оборудованием, армии США, на массовое производство которого был наложен запрет, дабы избежать утечки технологии.
Кроме того, вторым устройством был инфракрасный тепловой прицел. Он так же годился для выслеживания целей ночью, и хотя, изображение было не таким чётким, оно показывало тепловые характеристики цели. Он мог распознавать изменение температуры от -5 до 60°C на расстоянии до 200 метров при увеличении 1.8
Выяснив, что активирование Магических Цепей повышает температуру использующего их, Киритцугу продолжил изучения этого феномена, и в конце он смог понять, как через тепловое излучение определять текущий статус Магических Цепей. Наблюдая очевидную разницу между обычным человеком и Волшебником, любые сомнения развеяться тогда, когда Волшебник активирует свой запас Магической Энергии. Весь смысл использования такого сдвоенного громоздкого прибора был в том, что он предназначался не для боя в тёмное время суток, но он был специальной модификацией против Волшебников.
Несмотря на технологический прогресс, достижения которого помогали миниатюризовать различные приборы, за годы немагических инноваций, прибор ночного виденья оставался размером с пластиковую бутылку, и был массивнее обычных оптических прицелов. На бегу, даже не смотря на компактный дизайн винтовки, пара нестандартных приборов даёт неприятное ощущение разбалансировки. Общий вес винтовки был под 10 килограмм. Это оружие больше подходило для отряда огневой поддержки, чем оружие для снайпера. Дополнительное оборудование снижало эффективность использования винтовки, но с этим Киритцугу был готов смириться.
Если сравнивать с Волшебством – «ночное виденье» снайперской винтовки и рядом не стояло. Волшебство может позволить тебе видеть ночью как днём, и даже есть возможность заметить расположение твоего противника-Волшебника. Но с помощью этой винтовки, Киритцугу мог пристрелить цель, не затрачивая магической энергии.
В темноте, без возможности засечь излучения вспышки магической энергии, возможность получить пулю от того, кто находится на расстоянии нескольких сотен метров от тебя – для тренированного солдата такая ситуация вовсе не будет неожиданной, но большинство Волшебников к этому будут не готовы. На самом деле, самоуверенный Волшебник, который вступил в мир, где правят человеческие технологии, не должен полагаться на стереотипы своего мира.
Киритцугу поднял тяжёлую снайперскую винтовку с кровати, проверил затвор, твёрдость курка и уверился, что она находиться в состоянии готовой к бою.
- В данный момент она настроена на оптимальную стрельбу до 500 метров. Хочешь проверить?
- Нет, всё в порядке.
На самом деле он бы хотел проверить не только калибровку прицела, но проверить винтовку в деле, но при свете белого дня, в оживлённой Японии это бы создало массу проблем. Когда начнутся враждебные действия, что обусловят собой начало Войны, он сможет использовать эту винтовку каждую ночь – Киритцугу полностью доверял Майе и её оборудованию.
Так же на кровати лежала другая винтовка, которая предназначалась Майе – штурмовая винтовка Steyr AUG. Её прицел так же был заменён на оптику с ночным виденьем, как и у Киритцугу, и её вес увеличился до 5 килограмм. Рядом лежал пистолет-пулемёт Calico M950, готовый лечь в левую руку. Его компактный размер не отличался от больших пистолетов, и усиленный пластиком вместо металла он был похож на игрушку в сравнении с винтовкой Walther; но его винтообразная система подачи патронов калибра 50 Parabellum, позволяла осуществлять до 700 выстрелов в минуту.
Все остальное место на кровати занимали ручные гранаты, оглушающие гранаты, дымовые шашки, и пластиковая взрывчатка С2. Следуя инструкциям, полученным от Киритцугу, пока он был на Севере, Майе удалось приготовить всё снаряжение, не допустив ни одной оплошности. Но безразличный взгляд в глазах Киритцугу, всё ещё не выглядел удовлетворенным.
- А тот, что я доверил тебе?
- …Вот он.
Майя почти благоговейно вытащила небольшой чемоданчик из палисандрового дерева, держа его обеими руками за дно. Казалось, что это почтение придавало жесткости её красивому лицу, на котором не было места улыбке.
Приняв чемоданчик, Киритцугу положил его на край стола и, раскрепив его застёжки, раскрыл его привычным жестом.
То, что лежало сейчас на кровати, было новейшим оружием на этот момент времени. Средства семьи Айнцберн позволяли достать новейшее и эксклюзивное оборудование, даже если это стоило больших денег.
Но внутри этого чемоданчика, лежал пистолет, который нельзя было купить не за какие деньги. С этим оружием Киритцугу прошёл сквозь бесчисленные битвы, и он отдал его Майе, когда вступил в семью Айнцберн 9 лет назад, единственное оружие во всём мире, которым мог пользоваться лишь Киритцугу.
Высокотехнологичное оборудование, которое можно было купить за деньги – вот что было на вооружении Эмии Киритцугу как «Убийцы Волшебников». Но так же существовало и оружие «Волшебника» Эмии Киритцугу. Это был «Тайный Знак» - оружие, которое Волшебник использует в битве.
«Contender» от Thompson Center. Его рукоять и передняя часть были сделаны из красно-коричневого дерева, ствол был длиной около 36 см, внешне он напоминал кинжал, покоящийся в ножнах. Частями от современного пистолета тут были лишь спусковой курок и баёк, тут не было ни цилиндра, ни затвора, и его внешний вид напоминал средневековые пистолеты.
На самом деле Contender – Противник – был однозарядным пистолетом, без выброса стреляной гильзы. Это оружие в основном было предназначено для спортивной стрельбы; но ствол пистолета принадлежащего Киритцугу был изменен, чтобы из него было возможно стрелять пулями большего калибра, и даже больше, он был магически усовершенствован, чтобы стрелять «магическими пулями».
Используемые пули были калибра .30-06 Springfield. Патрон, который был бутылкообразной формы, отличался от пистолетных пуль размером и убойной силой. Калибр .30-06 был на 10% мощнее пули калибра .308 Winchester, и даже превосходил по силе калибр Magnum. По всей своей сути оставаясь пистолетом, Contender являл собой непревзойдённую огневую мощь.
Но истинная угроза этого оружия была не в разрушительной силе патрона.
Специальные пули лежали в том же чемоданчике – два оставшихся патрона, которые Киритцугу лично зарядил магической энергией и вложил в них часть себя. Когда магическая энергия Киритцугу иссякнет, эти пули будут бить точно в цель намеченную Волшебником по имени Киритцугу. Говоря простым языком, это можно было назвать имитацией одного из «изначальных оружий».
Технология является слабостью Волшебников, которые не берут её в расчёт, полагаясь лишь на Волшебство… но, в конце концов, это всего лишь общая тенденция, которая распространялась далеко не на всех. Действительно, многих Волшебников можно победить с помощью прибора «ночного виденья» и инфракрасного сенсора. И всё-таки, никто не был застрахован от исключений, которые нельзя предугадать ни опытом, ни правилами боя. Технология работает против тех Волшебников, которые практикуют Волшебство, находясь «в общем потоке», но существовали и те, у кого к Волшебству был подход особый и они заметно выделялись на фоне остальных. Таких оппонентов Киритцугу называл «опасными противниками».
И против «опасного противника», против которого технологические трюки не пройдут – Киритцугу, как обычный Волшебник должен будет встать перед ним лицом к лицу, когда у него закончатся все уловки. И тогда, Contender станет козырной картой Киритцугу.
С едва заметной дрожью во всём теле, Киритцугу достал Contender из чемоданчика. В прошлом, этот пистолет бывал в руке Киритцугу множество раз, и даже спустя 9 лет, он прекрасно сидит в руке.
Рука держалась за рукоятку пистолета, или сама рукоять удобно устроилась в его ладони – Киритцугу не мог не ощутить этого странного чувства. Ему оставалось лишь сжать пальцы посильнее, и, казалось, рукоять пистолета сольётся с его кистью, станет продолжением его руки.
Бережно прикрепив патронник, он нажал на спусковой курок и тотчас услышал, как оружие громко щёлкнуло в ответ. Вытащив пули из чемоданчика, раскрыв пистолет и вставив одну из них в ствол, он закрыл пистолет, и взвесил его в руке. Будучи заряженным, вес пистолета стал 2.6 килограмм. Киритцугу помнил это чувство.
И вспомнив его, грудь Киритцугу пронзает раскалённый клинок, когда он думает о том, чтобы применить это оружие.
В конце концов, будет ли его рука помнить о его прикосновениях к жене и к дочери?
Их нежные щёчки, их стройные пальчики, как долго это будет он помнить?
Вытащив вторую пулю, Киритцугу приготовился вставить в пистолет и её.
Раскрыв пистолет и, вытащив «гильзу» от якобы использованного патрона, он вставляет вторую пулю, закрывает пистолет, возвращая его ствол на место…
Две секунды. Плохие мысли мешают сконцентрироваться на действиях.
- … Старею.
- Да, - кивнула Майя в ответ на насмешку Киритцугу над самим собой. Она знает о навыках своего давнего напарника. Киритцугу вытащил пулю, которую только что зарядил, подобрал другую, что до этого бросил на пол, и убрал всё обратно в чемоданчик. Вместе с пистолетом.
- Тело Илии легче, чем винтовка Вальтер. А ей уже восемь лет…
Выпуская на свободу свои воспоминания о спокойной жизни, Киритцугу сам ослаблял себя. Движение Майи за его спиной оборвало цепь его мыслей.
Подвижная как змея, её рука обернулась вокруг шеи Киритцугу, зафиксировала положение его головы, не давая пошевелиться – и она поцеловала его в сухие губы.
Это был вкус и прикосновение иной женщины, которые отличались от той, что жила в его сердце. Возможно, это была просто тоска по родине, но всё равно это произошло слишком быстро, чтобы это можно было простить.
- ...Пожалуйста, сконцентрируйся на том, что сейчас необходимо осуществить… не думай о том, что в данный момент сейчас не важно.
Сказав это не своим обычным голосом, но более мягким и тихим, Майя спокойно приказала Киритцугу.
- …
Ничего не произнеся в ответ, Киритцугу почувствовал, как клинок в его груди исчезает. Сердце его охлаждается, а боль постепенно превращается в ничто.
Она та, кто она есть. Она женщина, которую Киритцугу вырастил из девочки, которую он нашёл на поле боя.
Машина поддержки, чьи действия были даже более сродни механизму, чем действия машины по имени Эмия Киритцугу. Вот кем была Хисау Майя. Необходимым и последним оружием Киритцугу, которое он использует, чтобы победить в этой Войне… было ничем иным, как этой женщиной.

0

2

Акт 3. Глава 2.

В то время как Эмия Киритцугу и Хисау Майя встречались в дешёвом отеле в Синто, рейс «Volare Italia» летящий из Германии приземлился на посадочную полосу F в аэропорту, что был неподалёку от города Фуюки. Даже если тут всё обдувалось холодным северным ветром, он не шёл ни в какое сравнение с тем, что дул в тех местах, где стоял замок семьи Айнцберн.
Наблюдая за мягким солнечным светом, что обычно скользит по земле ранним утром, Ирисфиль фон Айнцберн чувствовала, как её сердце становится необычайно лёгким.
- Значит, в этой стране и родился Киритцугу…
Это было хорошим местом. И хотя она видела его уже просматривая фотографии, Ирисфиль чувствовала свежесть, будто воздух проходил сквозь её тело.
И лёгкость та была не только в её сердце. Прибыв в Японию, маскируясь под обычного пассажира, она не могла взять с собой те платья, которые носила в замке – ей пришлось взять с собой одежду, которая бы в меньше всего привлекала взгляд, по крайней мере, для того, чтобы спокойно ходить по улицам города. В сапожках на низких каблуках и в короткой юбке до колен, каждое её движение сопровождалось такой лёгкостью, словно бы она переродилась.
Однако для семьи Айнцберн, которая вела уединённый образ жизни, значение слова «обычный» несколько отличалось от того, как его воспринимали простые люди - одежда Ирисфиль всё равно выдавала её с головой. Её шёлковая блузка, её высокие сапожки, её повседневное белоснежное пальто на лисьем мехе… понять, что она не простой пассажир можно было, даже увидев её через иллюминатор; она была словно брильянт редкой красоты, про который можно было сказать, где его нашли и огранили лишь взглянув на него мельком. Эта одежда идеально подходила для фотомодели, но для Ирисфиль, которая выросла окруженная более величественно красотой, казалось, что эта одежда будет смотреться вполне обыденно. Ирисфиль хотела, чтобы её наряд был для неё маскировкой, пока она будет обживаться в городе, но даже если бы она одела по-настоящему простую одежду, невозможно было спрятать её природную красоту. Она не дала бы ей ни шанса раствориться в толпе, как это сделал Киритцугу.
- Ну, Сэйбер? Что ты думаешь о воздушном перелёте? – сделав один шажок по трапу, Ирисфиль спросила свою невысокую Слугу, что спускалась вслед за ней.
- Ничего особенного. Хотя это оказалось более скучным, чем я ожидала.
В её словах не было лжи. Её зелёные глаза излучали абсолютное спокойствие.
- О, жаль, я думала полёт будет для тебя интересным и удивительным.
- …Ирисфиль, ты наверно думаешь, что я очень примитивный человек.
В ответ на то, как Сэйбер нахмурилась, Ирисфиль звонко рассмеялась, и смех этот не нёс в себе намерения уязвить Слугу.
- Полёт по небу не вызывает никакого удивления у Героической Души?
- Не совсем, но как Слуга, которого призвали в современный мир, я получила информацию о достижениях этой эры. Так же как у Слуги класса «Сэйбер» у меня есть классифицирующая способность – «Верховая Езда». И, скорее всего я, возможно, могла бы управлять этим самолётом.
Услышав это, глаза Ирисфиль распахнулись от удивления.
- Ты могла бы… пилотировать его?
- Возможно. Моя способность охватывает все транспортные средства. Если я смогу сесть в седло и натянуть поводья, всё остальное сделает за меня инстинкт.
Ирисфиль не смогла сдержать смеха, услышав эту фразу. Сэйбер не видела кабины пилота. Что бы она подумала, увидев там штурвал, кучу рычагов и различных кнопок вместо седла и поводьев?
Но, если говорить на чистоту, Сэйбер сказала правду о своих возможностях. Эта классифицирующая способность позволяет ей пользоваться любым транспортом кроме зверей-фантазмов и божественных созданий. Так что она вполне может справиться с управлением таких современных транспортных средств как автомобиль или мотоцикл.
- Всё равно, я несколько разочарованна. Ты, возможно, первая Слуга, которая реально летала самолётом.
- Прошу прошения за это. Я не очень сильна в выражении своих чувств.
- О, всё нормально. Не беспокойся, я вовсе не это имела в виду.
Иностранным Мастерам, так или иначе, нужно приезжать в Фуюки, но Ирисфиль и Сэйбер путешествовали вместе, и это было единственным исключением.
И причина была в Сэйбер. Несмотря на то, что она была героической Душой, у неё не было некоторых возможностей, которые были у других Слуг. Самая серьёзна проблема была в том, что она не могла дематериализоваться. Она не могла уйти в призрачную форму, чтобы двигаться быстрее и приостановить переход энергии Мастера к себе – на всё это другие Слуги были способны. Это не являлось последствием ошибки в ритуале призыва Киритцугу или во время заключения контракта: душа Героя по имени Артурия просто была не похожа на других Слуг. Это было очевидно. Что было истинной причиной этому – Ирисфиль не знала.
Хотя, Ирисфиль находила удовольствие в том, что её Слуга путешествует вместе с ней, и одета подобающим образом.
- Я рада, что могу путешествовать вместе с тобой, Сэйбер. Я не могу не налюбоваться на тебя.
- Разве что-то не так, Ирисфиль?
- О, всё в порядке. Не обращай внимания.
Пряча улыбку, Ирисфиль отвернулась. И Сэйбер моментально преисполнилась подозрений.
- Когда ты так смеешься, мне начинает казаться, что ты что-то от меня скрываешь. Скажи мне честно – что не так?
- То, что ты не можешь уйти в призрачную форму – совсем не проблема. Я очень рада, что могу подбирать одежду для тебя.
«Как беспечно» - хотела ответить Сэйбер, но лишь вздохнула. Невозможность дематериализоваться – определённо недостаток, который Мастер никак не мог компенсировать. Конечно, можно из этого извлечь определенную выгоду, но это не было главной целью; так же, говорить Ирисфиль о том, что это не та проблема, к которой нужно относиться вот так легко, со смехом, было просто бесполезно.
- Ирисфиль, эти одеяния подходят для того, чтобы ходить в них по городу?
- Да… как мне кажется. Я впервые оказалась в этой стране, так что я немного нервничаю.
Если бы с ними путешествовал третий человек, который более-менее был знаком с образом жизни японцев, он бы точно сказал, что они выделяются на общем фоне.
Ирисфиль сняла мерки с Сэйбер, до их отъезда и отправила их портному, работающему во франкфуртском аэропорту, который должен был пошить Слуге костюм. Он состоял из чёрно-синей рубашки, галстука и чёрного френча. Такой костюм идеально подходил для того, чтобы выдать Сэйбер за мужчину.
Глупо и дико одевать молодую девушку ростом 154 см в мужской костюм, но, говоря о Сэйбер, вы должны понимать, что она была исключением из правил.
Сэйбер, одетая в мужскую одежду, вовсе не исказила своей красоты. Жесткое и холодное лицо Сэйбер делало её не похожей на женщину. Глядя лишь на него можно было подумать, что перед вами стоит именно мужчина… нет, молодой юноша. Красивый белолицый юноша, которому вверили охранять свою хозяйку.
- Я выбрала одежду, которая бы подошла для моего спутника… возможно она тебе не нравится?
- Нет, как раз наоборот. Этот костюм позволяет мне свободно двигаться, к тому же я привыкла изображать мужчину.
Необходимость в том, чтобы не носить её броню при свете дня была очевидна, но Ирисфиль, похоже, не просто нравилось одевать Сэйбер; различные наряды были для неё как хобби.
Отставив двух служанок, которые прилетели с ними в Фуюки тем же самолётом, получать багаж, Ирисфиль и Сэйбер направились к таможенному пункту с пустыми руками. После того как служанки отправили багаж другим маршрутом на виллу семьи Айнцберн, которая располагалась на окраине Фуюки, они сели на обратный рейс и полетели домой, в Германию. Они не должны были оставаться с Ирисфиль на время Войны. Не было смысла подвергать опасности других людей, с этой Войной не связанных. Поэтому Ирисфиль придётся заботиться о себе самой, а её верная Слуга будет поддерживать её в трудные минуты.
Без особых проблем пройдя на таможне формальные процедуры, через некоторое время они уже шли по вестибюлю аэропорта. Но как только они вошли в него, каждый встретившийся на их пути чиновник оборачивался и долго провожал изумлённым взглядом эту пару, что заставляло Ирисфиль и Сэйбер чувствовать себя неуютно.
- Так я и думала… что-то не так с моей одеждой? – чувствуя на себя взгляды многих людей, пробормотала Сэйбер, пытаясь скрыть неловкость.
- Ну… возможно, она всё-таки слишком изыскана для этих мест, - грустно улыбнулась Ирисфиль. На самом деле, именно она была в центре внимания. В любом случае они обе представляли собой источники редкой красоты. Их эксцентричная одежда, которая выходила за рамки понимания простых людей, подходила разве что их быстрому темпу, который эта пара взяла, лишь войдя в вестибюль. И чувства окружающих выражали не столько удивление, сколько зависть.
- Пойдём, Сэйбер. Беспокойство о нашем внешнем виде ничего не изменит, - говоря это, Ирисфиль с чуть грустным выражением на лице мягко взяла Сэйбер за руку. - В конце концов, мы в Японии. Мы должны насладиться пребыванием здесь до того, как начнётся битва.
- Не, Ирисфиль, наслаждение – не есть цель… - пробормотала Сэйбер, но осеклась. Ирисфиль беззаботно шла к стоянке такси, собираясь нанять одно из них.
То как она светилась счастьем, Сэйбер почему-то заметила только сейчас.

http://s41.radikal.ru/i092/0905/9b/c2e2f6bd13a7t.jpg     http://s53.radikal.ru/i141/0905/f5/50ae602bf97ct.jpg

Вскоре после того, как они прибыли в Фуюки, было уже около полудня и солнце поднялось высоко.
- Какое здесь всё… живое…
Когда нанятая ими машина въехала в Фуюки и высадила пассажиров на площади перед парком рядом с железнодорожной станцией, глаза Ирисфиль зажглись радостью, когда она увидела на первый взгляд обычную автомобильную пробку.
Но Сэйбер изучала окрестности так, словно она была военным, которому придется сражаться в этом городе.
- Киритцугу уже прибыл в этот город, так ведь?
- Да. Он должен был прибыть на день раньше нас.
Прибыв в страну, Киритцугу добрался до Фуюки совершено другим маршрутом, чтобы скрыть своё существование и какую-либо принадлежность к Ирисфиль и Сэйбер. Его самолёт сел в Син-Осаке, откуда он поездом доехал до Фуюки.
- Мы встретимся с ним вновь?
- Всё в порядке. Он сам найдёт нас.
Внешне Сэйбер никак на это не отреагировала, но на самом деле она была просто шокирована планом Ирисфиль и Киритцугу.
- Ну… тогда… что мы будем делать… сейчас?
- Сейчас… мы будем наблюдать за изменениями ситуации в городе, и соответственно будем на них реагировать.
- То есть мы не будем ничего делать?
- Именно.
Ирисфиль улыбнулась Сэйбер мягкой детской улыбкой, которая показалась приунывшей Слуге несколько озорной.
- Трата времени. Мы ведь уже прибыли в эту удалённую страну и теперь…
Улыбаясь, Ирисфиль медленно шла по тротуару. Но, продолжив наблюдать за автомобильной пробкой, на её лице отразилась лёгкая грусть. Сэйбер, чувствуя себя не в своей тарелке, молча шла за ней.
- А как насчёт того, чтобы попытаться найти вражеского Слугу? – спросила она.
- Хммм… неа, - таков был отрешённый отказ Ирисфиль. Затем она, развернувшись лицом к Сэйбер в ожидании посмотрела на свою Слугу.
- Скажи, Сэйбер… раз нам представилась такая замечательная возможность, то почему бы не прогуляться по городу? Это может быть интересно.
- …
На мгновение, Сэйбер была ошарашена таким неожиданным предложением, но она сразу же пришла в себя и строго посмотрела на Ирисфиль.
- Ирисфиль. Мы не можем допустить, чтобы мы оказались неподготовлены к встрече с врагом. Мы прибыли в город Фуюки и уже находимся на вражеской территории. Война за Святой Грааль уже идёт.
- Кончено, это зависит от тебя, Сэйбер. Если мы вдруг окажемся рядом с другим Слугой, ты ведь почувствуешь?
- Ну… да, это так.
Сэйбер могла чувствовать присутствие других Слуг – неважно были ли они в призрачной форме или материальной. Естественно у всех Слуг была схожая способность обнаружения противника, и только Ассассин мог полностью скрывать своё присутствие от других.
- В моём случае, я могу засечь врага находящегося в радиусе 200 метров от нас. Но, способности некоторых из моих оппонентов, могут воспрепятствовать их обнаружению.
- Ясно… но прямо здесь и сейчас ведь нет никого поблизости?
- Да. Но…
- Тогда почему бы нам не прогуляться? Нам ведь всё равно не нужно их искать?
Когда ты ищешь спрятавшегося противника, просто прогуливаться по городу, провоцируя его на атаку – неплохой план. Конечно, этот план довольно дерзок и опасен, но так как у Сэйбер не было возможности искать врага активно, ей необходимо было убедиться, что её не застигнут врасплох. Без возможности дематериализоваться она так же не могла вести разведку как другие Слуги.
Но даже если у этого плана и были свои плюсы, Сэйбер чувствовала, что у Ирисфиль были иные причины чтобы предложить его. Вкратце, Сэйбер понимала, что Ирисфиль просто хочет посмотреть город.
- Ирисфиль, мы должны где-то остановиться, воссоединиться с Киритцугу и выработать стратегию боя. Разве семья Айнцберн не построила для этого замок в лесу в окрестностях Фуюки?
- Ну… да, мы его построили.
Похоже, настала очередь Ирисфиль смущённо бормотать. Похоже, она понимала, что её поведение не соответствует текущей ситуации. Поняв, что её желанию есть причина, Сэйбер вновь спросила.
- Почему ты так настаиваешь на том, чтобы посмотреть этот город?
- Ты знаешь… я тут впервые…
Немного нервничая, Ирисфиль опустила взгляд. Сэйбер вздохнула.
- Ты знаешь, что Грааль дал мне нужную информацию об этом мире. Естественно, я должна узнать об этом городе многое, ведь я должна буду сражаться в нём. Но Ирисфиль, этот город не место для осмотра достопримечательностей. Особенно, если тут попросту не на что смотреть.
- Нет, не в этом дело… я…
Словно ребёнок, который не в силах объяснить причину своих действий, Ирисфиль колебалась, прежде чем ответить на вопрос Слуги.
- Я… я впервые вот так… гуляю.
- Э?
Так и не поняв, что Ирисфиль хотела сказать, ошарашеная Сэйбер замерла в ожидании ответа.
- Это словно перерождение… это первый раз, когда я вышла во внешний мир.
- То есть с того момента как ты родилась… ты никогда не покидала замок семьи Айнцберн?
Не особо радуясь такому умозаключению, Ирисфиль, смущаясь и продолжая смотреть вниз, коротко кивнула.
- Я – марионетка, созданная для Войны за Святой Грааль. Глава семьи всё время это мне говорил, добавляя при этом, что я не должна выходить из замка.
Сэйбер тоже прожила не очень счастливую жизнь, будучи Артурией. Но она не могла не чувствовать сострадание к этой женщине, которая жила, словно птица в клетке, заточённая в ледяном замке с её самого рождения.
- Конечно, это не значит, что я вообще ничего не знаю. Я узнала много, особенно тогда, когда в моей жизни появился Киритцугу. Он показал мне очень много различных картин, фотографий и фильмов. О Париже, Нью-Йорке, и о людях во всём этом большом мире. И о Японии, естественно.
Грустно улыбнувшись, Ирисфиль вновь посмотрела на автомобильную пробку.
- Но… впервые я вижу окружающий меня мир своими глазами. Возможно, я просто потеряла голову от счастья. Прости меня.
Сэйбер кивнула, и просто посмотрев вперёд, вежливо предложила Ирисфиль руку, согнутую в локте.
- …Сэйбер?
- Я впервые в этом городе – но сопровождение леди – это долг рыцаря. Так что я приложу все усилия к этому. Прошу вас, миледи.
- …Спасибо тебе.
Её глаза вновь засияли от радости, когда Ирисфиль обхватила локоть Сэйбер.
До ночи у них ещё оставалось очень много времени, чтобы пройтись по городу.
***
Сэйбер и Ирисфиль легко перетянули внимание окружающих на себя, пока они прогуливались по деловому кварталу. Девушка с белыми как снег волосами (о дворянском происхождении которой можно было догадаться с первого взгляда), одетая в белое кашемировое пальто на лисьем меху, шла, держась за руку красивого молодого человека. Это была не та пара, которую можно встретить на вечеринке кинозвёзд и иных знаменитостей.
Все взгляды, обращённые на них, были взглядами обычных жителей провинциального городка. Любой, кто заметил их хоть краем глаза, обязательно оборачивался, чтобы посмотреть на них, и в это мгновенье забывал о том, куда он шёл.
Глядя на них, нельзя было сказать, что они собрались на свидание или просто осматривали достопримечательности. Они ходили по городу от здания к зданию, и в их маршруте нельзя было углядеть никакой цели. Иногда они внезапно останавливались, чтобы наблюдать за блеском лучей солнца, что отражались от окон зданий и витрин. Больше ничего, они даже не заходили в магазины, чтобы купить что-нибудь, и не садились за столик уличных кафе, чтобы отдохнуть. Словно понимающие Японию иностранцы, они попросту проскальзывали сквозь оживлённую толпу, и наблюдали за спокойной городской жизнью на расстоянии.
Постепенно, зимнее солнце скрылось за холмом, и на город опустилась тень ночи, и это наложило определённый отпечаток на внешний вид Фуюки. Ирисфиль шумно вздохнула потрясённая внезапно включившимися огнями города.
Наверняка в этом мире было полно городов, чей ночной вид многократно превосходил город Фуюки по своей красоте и величию. Но Ирисфиль была просто поражена открывшимся перед ней зрелищем, перед которым меркли все сокровища и вся та роскошь, что она видела в замке семьи Айнцберн.
- Всё здесь… очень красиво… одна лишь только жизнь людей делает эту ночь прекрасной…
Шёпот Ирисфиль выдал её эмоции, с которыми Сэйбер согласилась, коротко кивнув. Величественный мир, в котором когда-то она жила, было так далеко как во времени, так и в пространстве, но её лицо не выражало никаких эмоций. Но спокойствие было только внешним, на самом деле нервы Сэйбер представляли собой натянутую проволоку.
Их текущее местонахождение – вражеская территория; то, что она согласилась сопровождать Ирисфиль, никак не отменяет этого очевидного факта.
Определённо, Сэйбер не была Слугой, чьи способности позволяли идеально точно находить и распознавать врага, и в зависимости от ситуации, скорее возможно было то, что вражеский Слуга найдёт её первой. Сложно допустить, что враг нападёт в открытую, при свидетелях, но сама вероятность оставалась.
Но даже с учётом этого, она не упрекает Ирисфиль, она уступает ей, чтобы дать ей немного времени насладиться свободой. Она поступает так, так как доверяет своему мечу.
Она – Героическая Душа, принадлежащая к сильнейшему из призываемых классов Слуг в Войне за Святой Грааль в городе Фуюки – Героическая Душа Меча. Никто из других Слуг не мог превзойти её в ближнем бою. К тому же, она могла покинуть поле боя, поняв, что преимущество не на неё стороне, чтобы защитить своего Мастера.
На самом деле, Сэйбер желала внезапной атаки. Честное противостояние, поединок и его окончание. Если кто-нибудь решит совершить глупость, выбрав её своим врагом, она напомнит им, что она попала в класс «Сэйбер» не за присущую ей галантность.
- Сэйбер, хочешь посмотреть на пляж?
В то время как Ирисфиль не могла сдержать своей радости, молодая девушка, которую внешне можно было принять за красивого юношу, улыбнувшись, кивнула. Её напряжённость осталась для Ирисфиль тайной.
Она поклялась защищать Ирисфиль. И она будет защищать её до конца, чтобы не случилось. Таков был её долг, и она его исполнит, как подобает верному рыцарю.

На противоположном береге реки Мион, на берегу большого моста, который соединял Синто и Мияма, был парк, который медленно переходил в пляж.
Поздно вечером, когда на мосту уже никого не было, два человека прогуливались по пешеходной дорожке. Северный ветер, непрерывно, но мягко дул с моря, играя с белыми волосами Ирисфиль. Обычно в этом месте всегда было полно влюблённых парочек, но это было летом. Сейчас же была зима, но Ирисфиль, которая своими глазами увидела море первый раз в жизни, совсем не замечала холода. Она и так привыкла к нему, живя в замке, что был навечно закован в лёд.
- Мы должны были придти сюда до темноты… - сказала Сэйбер, извиняющимся тоном.
Она просто смотрела на море, и видела, как темнота продолжает сгущаться над городом. Но Ирисфиль не придала значения отсутствию солнечного света, она продолжала смотреть на линию горизонта, что несколько мгновений назад утонул в ночной тьме.
- Всё хорошо. Ночью море тоже красиво. Оно отражает ночное небо.
Вслушиваясь в непрекращающийся шум волн, Ирисфиль улыбается светлой искренней улыбкой. После длительной прогулки, её белые щёчки чуть покраснели. Она всё больше и больше становилась похожа на молодую девушку, чем на замужнюю женщину, у которой уже был ребёнок – так её изменила эта чистая и наивная улыбка.
- Это было прекрасной идей – пройтись по незнакомому городу в компании такого джентльмена как ты, - радостно произнесла она.
- Я хорошо сыграла роль джентльмена? – саркастически отозвалась Сэйбер – такая эмоциональность была редким случаем в поведении обычно молчаливой и упрямой Слуги.
- Да. Именно так. Сегодня, Сэйбер, ты показала себя настоящим рыцарем.
- Благодарю вас, миледи.
Эта женщина в черном костюме была так обходительна, что Ирисфиль смутившись, повернулась к морю.
- Сэйбер, тебе нравится море?
- В моё время, в моей стране… с моря всегда ожидали прихода врага. Поэтому море меня несколько раздражало и не нравилось.
- Ясно… - ответила Ирисфиль и Сэйбер не смогла разобрать, какие эмоции отразились в этом слове.
- Это сложно простить. Ведь ты, как и я – женщина. Для тебя, кто жила как Король Артур, не доставляет удовольствие изображать из себя джентльмена на свидании?
- Если честно – да, - пожала плечами Сэйбер и негалантно улыбнулась. Она не жалела что ей пришлось свыкнуться с тем, что она не сможет жить жизнью обычной женщины. Наоборот её грудь наполнялась гордостью, когда она вела свои войска в битву.
- Но ты, Ирисфиль, разве бы ты не хотела прогуляться вот по городу с Киритцугу, а не со мной?
На этот раз, виновато улыбнулась Ирисфиль.
- Он… не может. Ему будет очень больно. От обилия чувств.
Не понимая, что Ирисфиль хочет сказать, Сэйбер нахмурилась.
- Киритцугу не может наслаждаться временем, проведённым с тобой?
- Нет, не в этом смысле. Ему нравится это, так же как и мне… вот поэтому он и не может. Он один из тех людей для кого «счастье» приносит сильнейшую боль.
- …
Осторожно анализируя сказанное, Сэйбер пытается выяснить, что за противоречия разрывают сердце человека по имени Эмия Киритцугу.
- Он человек, который не может чувствовать себя счастливым, потому что это ослабляет его? Он борется с этим как со слабостью?
- Возможно. Он всегда загоняет его внутрь себя. Если он хочет сохранить себя в состоянии готовым к бою, ему нужно оставаться хладнокровным.
С отрешённым взглядом, Ирисфиль смотрела вдаль. Она думала о своём муже, который в этот момент прятался в этом городе, и готовился нанести удар по противнику.
Сэйбер молчала, думая о том, что сказала Ирисфиль.
…Сегодня разговор перешёл на неожиданную тему, после беседы о море. Но они обе старались, чтобы этот день завершился на хорошей ноте…
Внезапно Сэйбер вдруг взяла руку Ирисфиль и подтянула её поближе к себе. Одновременно с этим, Ирисфиль тряхнула головой и посмотрела на Сэйбер совершено иным взглядом.
- Вражеский Слуга?
- Да.
Ощущения не изменились. Далеко отсюда, за несколько сотен метров, враг оставлял явные следы своего присутствия, словно провоцируя противника на нападение. Он прекрасно знал о местонахождении Сэйбер, но не сокращал дистанцию, просто стоял на одном месте и ожидал.
- Похоже, нас приглашают.
- Хмм. Как благородно. Он хочет выбрать место для сражения?
Ирисфиль произнесла это спокойным ненапряжённым голосом. В такой ситуации это служило негласным доказательством того, что она полностью доверяет своей Слуге. И это заставило Сэйбер поменять свое отношение к Ирисфиль в лучшую сторону.
- Похоже, у нашего противника такие же намерения, как и у нас. Заставить своего оппонента ринуться в атаку… класс Слуги нашего врага подходит для ближнего боя, так ведь, Сэйбер?
- Его класс «Лансер» или «Райдер». Это будет бой один на один, - кивнула Сэйбер и Ирисфиль бесстрашно улыбнулась в ответ.
- Тогда, как насчёт того чтобы принять приглашение?
- Согласна.
Опасно вот так идти в ловушку к противнику. Но Сэйбер не из тех, кто привык отступать, а её временный Мастер не недооценивает свою Слугу.
Ощущение противника стало исчезать, что говорило о том, что он пришёл в движение. Сэйбер спокойно пошла по остаточному следу. За ней шла Ирисфиль, которая активировала лежавший в её кармане миниатюрный приборчик. Это был передатчик, который Киритцугу дал ей перед отъездом. С помощью него, её муж будет осведомлён о местонахождении Ирисфиль и Сэйбер. Он работал, не потребляя никакой магической энергии, вот почему он его выбрал.
Ирисфиль верила в силу Сэйбер. Любой враг, который будет слабее её в бою, будет уничтожен в одно мгновение – сражён ударом меча её благородной Слуги – вот какого развития событий она ожидала.
Она желала этого, потому что хотела, чтобы её рыцарь закончил бой, прежде чем к нему присоединиться Киритцугу.

0

3

Акт 3. Глава 3

Мост, который тянулся через широкую реку Мион, был длинной около 665 метров, и вмещал он в себя аж три дороги. Высота его арки достигала 50 метров. Любой, кто стоял бы на этой высоте, должен был сопротивляться всей мощи океанского ветра, чтобы не оступиться и не упасть в реку, окончив там свои дни.
Находясь на самом верху этого холодного и стального каркаса, Вэйвер Вельвет отчаянно боролся за свою жизнь, цепляясь за неё всем, чем только можно. Естественно в таких обстоятельствах ему пришлось отставить в стороне обычно присущее ему благородство и хладнокровие. Рядом с ним, скрестив ноги и всем своим видом излучая достоинство, сидел его Слуга Райдер.
- Рай-дер! Давай спускаться! Сейчас же!!! – зубы Волшебника выбивали дробь от холода и ужаса, но его голос оказывал на Райдера почти такой же эффект, что и морской бриз – он его напрочь игнорировал.
- Это место идеально подходит для того, чтобы обозревать окрестности. Правда, ночь не совсем подходящее время для осмотра достопримечательностей, так что сейчас сложно оценить открывшийся перед нами вид.
До этого они прогуливались по мосту в поисках следов, которые должны были оставить Слуги – частичек магической энергии. Чтобы ему не было так скучно, Райдер прихватил с собой бутылку вина, к которой он время от времени прикладывался.
Ещё раньше, Райдер со своим Мастером прогуливались по улицам, ища столкновения с врагом, но лишь поздно вечером они напали на след одного из Слуг.
Вместо того чтобы немедленно на него напасть, Райдер продолжал наблюдать за ним издалека, не приближаясь к нему ни на шаг. Когда Вэйвер спросил о причине его действий, Слуга ответил, фыркнув:
- Очевидно, что он заманивает нас. Он не клюнул на наше появление – и это странно. И это не только я, другие Слуги тоже удивлены его поведением. Они выжидают. Один из Мастеров, в конце концов, устанет ждать и сделает свой ход, или что-то в этом роде. А мы за этим понаблюдаем.
В плане Райдера не было прорех. По крайней мере, Вэйвер их не видел. Но всё равно, случившееся оказалось неожиданностью для Волшебника. Этот гигантский Слуга, с его прямым мышлением, мог легко использовать хитрую тактику наподобие этой.

Действительно, как Райдер и сказал, лишь безнадёжный дурак клюнет на приманку и примет вызов. Те, кто попадут в ловушку, лишь ослабят, а то и прибьют друг друга. Плюс, ко всему прочему, самоуверенность подставившегося Слуги, заставит остальных противников вступить в бой, пока Райдер будет наблюдать издалека, что послужит неплохим избавлением от пары-тройки соперников.
Так как всё было решено, им оставалось только ждать. Оставаясь на расстоянии от Слуги, который на первый взгляд бесцельно блуждал по городу, они продолжали наблюдение.
И хотя смысл в том, чтобы занять позицию на высоте определённо был, Вэйвер считал, что всему должен быть предел. Может, его Слуге и было всё равно, но он то – Вэйвер – был человеком из плоти и крови, который непременно погибнет от падения с такой высоты. Невозможно было игнорировать этот факт, и в голову Волшебника невольно закралась мысль - возможно гигант вовсе не заботился о безопасности своего Мастера?
- Спу… спускайся! Нет, спусти, черт тебя побери, нас вниз! С меня достаточно!!!
- Эх, просто подожди. Какой ты неугомонный парень. Ожидание это тоже часть сражения, - приложившись в очередной раз к бутылке с вином, беспечно ответил Райдер, продолжая игнорировать перекошенное лицо Мастера, в уголках глаз которого уже начинали накатываться слёзы.
«Высотные строения опасны» - это простое правило, не работало для этих двоих… ну, по крайней мере, для одного из них.

- Если тебе скучно, почитай книгу, которую я тебе доверил.
Услышав эти слова, Вэйвер вспомнил о дурацком и к тому же тяжёлом рюкзаке, который висел у него на плече. В такой ситуации, когда один лишний грамм мог стоить равновесия, а значит и жизни – толстая книга-антология древнегреческих произведений Гомера в твёрдой обложке была для Вэйвера мёртвым грузом.
Это была одна из книг которую Райдер забрал при ограблении… то есть, при рейде на библиотеку, когда он только прибыл в этот мир.
«Илиада» написанная поэтом Древней Греции, эпическая поэма, описывающая Троянскую Войну, когда в одной войне с обеих сторон участвовали и боги, и люди.
С атласом всё было понятно. Стремясь к завоеванию мира, Райдер должен был знать, по крайней мере, географию современного мира, как бы глупо это не звучало.
Но зачем ему эта поэма? Райдер устроил дома у Вэйвера целую библиотеку, которой бы ему точно хватило, чтобы подготовится к Войне, но он всё равно настоял на том, чтобы взять «Илиаду» с собой. Естественно, так как он хотел взять с собой что-то, что не было частью его одеяния, доспехов и оружия, ему нужно было оставаться в материальной форме; но так как ему нужно было находиться в призрачной форме, чтобы скрыть своё существование от других людей, Вэйверу пришлось тащить весь «багаж» на себе.

Определённо, Райдер упорно настаивал на том, что эта книга важна для «подготовки к войне». Но как книга, в которой ничего не говориться о стратегии ведения войны, может пригодиться на поле боя?
- Райдер… зачем… ты… взял эту книгу с собой?
На горький вопрос Вэйвера Героическая Душа Искандер ответил с убийственно серьёзным выражением на лице.
- Илиада – непостижима. В пылу битвы, я могу внезапно ощутить необъяснимую тягу прочитать эту поему. И такие моменты мне будет очень не по себе, если я не перечитаю её немедленно.
Вэйвер почувствовал, что его собеседник дал ему совершено идиотский ответ, но страх перед неминуемой смертью заставил его отказаться от спора.
- В такие моменты… то есть… в бою?
- Да, - просто кивнул Райдер, словно это было абсолютно нормально.
- Но как?
- Книга лежит в моей левой руке, пока правая держит меч. Если же мне нужно держать поводья левой рукой, у меня свободна правая, и могу прочитать страничку-другую.
-…
От такого невообразимого ответа Вэйвер потерял дар речи.
- Чему ты удивляешься? Воины в моё время жили сражениями. Они ели и пили сражаясь, были с женщинами во время битвы, они сражались даже во сне. Любой способен на подобное!
«Только задай ему вопрос и потом его не заткнуть». Да, казалось, этот гигант действительно был способен на такое, но…
- Ты ведь шутишь, так?
- Конечно, дурак, - Райдер хмыкнул и зарядил в лоб Вэйверу мощный щелбан.
- Аааа!
Он даже не успел как следует испугаться, чего уж было говорить об уклонении. В конце концов, он же вцепился в стальную сваю, обхватив её руками и ногами, что он мог сделать? Вэйвер не мог даже потереть ноющий от боли лоб, поэтому все, что ему оставалось это взвыть самым неподобающим для благородного человека образом.
- Эй, парень, любой бы посмеялся над подобной шуткой. Если из-за этого твоё лицо становится синим, значит у тебя просто кишка тонка.
Игнорируя смешок Райдера, Вэйвер, продолжал цепляться за сваю, искренне сожалея о том, что призвал эту Героическую Душу.
- Я хочу назад… я хочу в Англию…
- Я же сказал тебе, не торопись. Похоже, представление, наконец, началось.
- Э?
Райдер указал на парк рядом с побережьем своим прямым подбородком.
- Хоть я, Король Завоевателей, заметил это только сейчас, но да, похоже, что в этом парке находится ещё один Слуга. И этот парень и не думает прятаться. Наоборот, он поджидает того Слугу, кто прибыл на мост после нас.
- Тогда?
- Те двое, похоже, идут через порт. Это провокация. Так. Подойдём поближе и изучим их схватку.
Вэйвер пытался заставить своё тело отцепиться от стальной сваи, но его страдание пока выигрывало у уверенности, которая по идее должна была передаться ему от Райдера. Кроме того, он больше думал о том, что если он упадёт вниз – всё остальное определённо потеряет смысл.
***
Западная часть парка у побережья представляла собой чреду складов тянувшихся вдоль берега. В этом районе был расположен порт и прилегающие к нему здания, что как бы служило стеной, которая отделяла промышленную зону от основного города. Ночью на пешеходных дорожках нельзя было встретить прохожих, и освещавшие пустой асфальт фонари делали пейзаж более безжизненным. Беспилотные портовые подъёмные краны смотрели в сторону моря, словно жуткое стадо ископаемых динозавров.
Действительно, это место идеально подходило для Слуг, которые должны были вести бой вдали от скопления людей.
Сэйбер и Ирисфиль величественно шли вперёд, словно дуэлянты, которые двигались к месту встречи. Они шли по четырёхполосной дороге, предназначенной для больших грузовиков, которые покидали порт, нагруженные товарами, привезёнными из других стран. Их противник также обнаружил себя. Высокая фигура стояла посреди пустынной улицы, излучая большое количество энергии. На нём было странное одеяние, что также говорило о том, что он был не просто человеком.
Сэйбер остановилась, когда дистанция между ними сократилась до десяти метров.
Наконец-то они встретили Слугу, своего первого противника. Сэйбер внимательно изучала оппонента, с которым ей предстояло сразиться на смерть.
Он был красив, и его кудрявые длинные волосы были небрежно зачёсаны назад. С первого взгляда можно было понять, что у него красивые глаза. В одной руке он держал нечто, что было около двух метров длиной, что ненамного превышало его рост. Можно было смело утверждать, что это было его оружием. Среди семи основных классов Слуг, он принадлежал к так называемым «рыцарским» классам. Двумя из них были Сэйбер и Арчер. Перед Сэйбер же стояла Героическая Душа Копья. Сомнений не было – противник был Лансером.

http://s51.radikal.ru/i133/0905/0d/859f7434edfet.jpg

Странно было то, что у Слуги было два копья.
Одно копьё он держал остриём вниз, чуть наклоняя голову вправо, а в левой руке было второе оружие, которое было на одну треть короче первого копья.
Чтобы использовать весь потенциал копья как оружия, его следовало держать двумя руками. Можно было представить человека сражающегося двумя мечами, но чтобы два копья?
Оба оружия от рукояти до острия были аккуратно замотаны красной тканью, скрывая древко. Возможно, это было сделано специально, чтобы скрыть истинное имя Небесного Фантазма.
- Как хорошо, что вы пришли. Все те, кто красовался сегодня, гуляя по городу, попрятались. Лишь вы проявили мужество, откликнувшись на моё приглашение, - беззаботно произнес Слуга Лансер несколько скромным и радостным голосом. – Этот боевой дух… я не ошибусь, если выскажу предположение что твой класс «Сэйбер»?
- Ты прав. А ты естественно, должен быть Лансером.
- Несомненно. Хм, необычно обмениваться именами с противником вот так, перед боем на смерть. Как хорошо, что это необязательно.
В знак согласия, Сэйбер немного ослабила свою напускную дерзость.
- Определённо ты прав. Эта битва не принесёт славы нам обоим. Ведь ты тоже поднимаешь своё копьё, сражаясь за Мастера из этой эры?
- Э… правильно, - ответил Лансер сухим голосом, странно поморщившись. Он не производил впечатления человека, который желал смертельного поединка. Присмотревшись к нему можно было заметить, что он действительно был статным и красивым мужичиной.
Он бесстрашно ждал атаки своих врагов, глядя на них сверху вниз. Хоть его губы и были искривлены в усмешке, но в его глазах почему-то была тихая грусть. Он производил впечатление сильного духом и телом мужчины. Под его левым глазом была родинка, которая напоминала каплю упавшей слезы. Это придавало его взгляду ещё большую выразительность и красоту.
В самом деле, это лицо могло покорить сердце женщины с первого взгляда… или же его элегантность, которая витала в воздухе, делала это лицо таким красивым?
Находясь позади Сэйбер, Ирисфиль задержала дыхание, а затем медленно выдохнула, нахмурившись.
- …Магия очарования… невежливо использовать её на замужней женщине, копейщик.
Очевидно, Лансер обладал способностью очаровывать женщин. Так как тело Ирисфиль было телом гомункула, оно было предназначено, для того чтобы использовать Волшебство, и её сопротивление Волшебству было выше, чем у обычных людей – простую же женщину его взгляд непременно бы покорил.
- Простите, но это проклятье лежит на мне с того момента, как я родился. Вот всё что я могу сказать. Вините в этом либо моё рождение, либо вашу женственность, - он грустно улыбнулся, пожимая плечами.
Это было похоже на проклятье очарования, которое было схоже с эффектом «Волшебных Глаз», но Лансер с самого начала смотрел лишь на Сэйбер, не обращая внимания на Ирисфиль. Возможно, заклинание активировалась в тот момент, когда Ирисфиль увидела его лицо. Так что, скорее всего это был эффект не от «Волшебных Глаз», а от «Волшебного Лица».
Усмехнувшись, Сэйбер оглядела Лансера с головы до ног.
- Ты же не думаешь, что мой меч дрогнет под этим взглядом, а, копейщик?
- Это убьёт всё удовольствие, которое я смогу получить от нашей схватки, но к счастью сопротивление Волшебству и Магии всегда было присуще классу «Сэйбер». Прекрасно. Ведь это плохо отразиться на моей репутации, если я убью женщину, которая ослабела, взглянув на моё лицо. Я рад, что первый же мой оппонент оказался таким крепким орешком.
- Хо, ты желаешь честного поединка? Почту за честь сразиться с таким гордым Героем, - улыбнулась она, выделив слово «гордый». Это была улыбка, которой можно было улыбаться только человеку, с которым ты намеривался начать бой не на жизнь, а на смерть.
- Всегда пожалуйста.
Взмахнув своим длинным копьём, он направил его остриём вправо, одновременно взмахнув копьём в левой руке, и затем встал, словно расправив невидимые крылья. Каким бы не был его стиль атаки, он был определённо странен.
Сэйбер была так же готова к сражению, что было обусловлено вспышкой магической энергии. Волна магической энергии окутала изящный черный костюм девушки, словно смерч – и в следующее мгновенье её тело уже было заковано в серебряные и лазурные доспехи. Доспехи и перчатки, созданные магией, были истинным одеянием прекрасного Короля Рыцарей как Героической Души.
- Сэйбер… - нервно сглотнув, произнесла Ирисфиль. Она чувствовала, что Слуги готовы начать бой, ощущение этого уже давно витало в воздухе. Поэтому она не могла вмешиваться в это сражение.
Но она не могла просто стоять и смотреть на это. Она ведь всего лишь замещающий Мастер для Сэйбер.
- …будь осторожна. Я буду поддерживать тебя магией исцеления, но не больше.
Сэйбер кивнула.
- Я позабочусь о Лансере. Но меня беспокоит то, что вражеский Мастер так и не показал себя.

Как Сэйбер и сказала, так и не показавшись, Мастер Лансера представлял собой угрозу. Обычно, Мастер должен был стоять неподалёку от места битвы и отдавать приказы Слуге во время боя, поддерживая его Волшебством. Так как Мастер Лансера не был вместе со своим Слугой, он должен был быть по близости, чтобы наблюдать за боем Слуг.
- Возможно, он задумал что-то. Пожалуйста, будь осторожна. Ирисфиль… присмотри за моей спиной, - сказала она спокойно.
Но её пронзительно зелёные глаза говорили другое. Они были спокойны и бесстрашны.

«Доверься Героической Душе Меча. Я приняла решение считать тебя своим Мастером, так что и ты верь в себя, Ирисфиль».

Вот что говорил её взгляд.

- Я поняла. Сэйбер, принеси мне победу.
- Да. Обязательно, - твёрдо кивнув, Сэйбер двинулась вперёд. Прямо в зону поражения длинного копья Лансера, который был готов встретить атаку…

0

4

Акт 3. Глава 4.

Получив сигнал от Ирисфиль, Эмия Киритцугу и Хисау Майя тотчас выехали в промышленную зону. Там их встретили лишь пустующие улицы и странная тишина.
Изредка они слышали завывание морского бриза, но ничего более. Атмосфера была спокойной и тихой как сама смерть. Ночь была такой безмятежной…

Однако.

http://i079.radikal.ru/0905/c5/756fb5db6e67t.jpg

Битва уже началась.
Лишь взглянув на остаточные следы магической энергии Киритцугу смог оценить текущую ситуацию.
Кто-то активировал барьер. Должно быть, это сделал Мастер Слуги, на след которого напала Ирисфиль. Цель этого Мастера была в сокрытии поля боя, чтобы не дать обычным людям увидеть поединок Слуг. Ведь главным правилом для Волшебников было не дать узнать простым людям о своём существовании.

Киритцугу начал обозревать окрестности, держа в своих руках десятикилограммовую снайперскую винтовку. Он уже определил местонахождение Ирисфиль с помощью передатчика. Однако оставался вопрос – как приблизиться к тому месту, и с какой точки лучше осуществлять наблюдение?
Он не думал вступать в битву – поэтому он взял с собой винтовку. Он хотел пронаблюдать битву с подходящей для этого позиции, и начать стрельбу лишь при необходимости.
Слуги не были людьми и поэтому вред им могли причинить лишь другие Слуги. Неважно, какой убойной мощью обладали винтовки Майи и Киритцугу, Слугам они вред не принесут. Противостоять вражеским Слугам было задачей Сэйбер. Если противник слишком увлечётся битвой и забудет о безопасности своего Мастера, появлялась возможность быстро окончить поединок.
- Похоже, оттуда будет неплохой обзор, - Майя указал рукой вперёд. Она говорила о высоком, уходящем в небо грузовом кране. Похоже, его кабина находилась в тридцати метрах над землёй; оттуда действительно можно будет осуществлять наблюдение, если один из них сможет незаметно туда подняться.
Киритцугу не был против предложения Майи и поэтому он просто кивнул.
- Да, это идеальное место, для того чтобы наблюдать за боем. Поэтому я думаю, что не нам одним пришла в голову эта мысль.
Киритцугу больше ничего не сказал, но Майя и так поняла его намерения.
- Майя, пройдись по восточному берегу. Я проверю западный. Будем искать места, с которых можно будет наблюдать и за боем, и за краном.
- Принято.
Майя исчезла в тени переулков между фабриками, лишь немного подавшись вперёд, держа наизготовку винтовку AUG. Киритцугу проверил сигнал поступающий с маячка Ирисфиль, и двинулся в противоположном направлении.
***
Всё что Ирисфиль могла – это в изумлении наблюдать за битвой, которая происходила прямо перед её глазами.
И битва эта развивалась с невероятной скоростью.
Она знала, что это будет безжалостный бой, который мог произойти лишь в это время. Воины, облаченные в доспехи, буду сражаться друг с другом изо всех сил, так, что при скрещивании их мечей будут высекаться искры, а тень от клинка не будет поспевать за ударом…
Но излучение магической энергии и волны тепла, которые обдавали её тело, заставляли относиться к этой схватке по-иному.

Каждое столкновение противников высвобождало сильнейший вихрь воздуха, который грозил уничтожить всё, что находилось в пределах видимости.
Слуга, что легко опустился на землю после прыжка – взорвал под собой землю при приземлении.
Вихрь, что сопровождал их схватку, снёс половину фонарного столба, которому не посчастливилось оказаться поблизости.

Ирисфиль уже не могла отследить их движения – такую скорость развили Слуги. Всё что она могла различить так это последствия от обмена ударами.

Жестяные листы, что покрывали внешние стены товарного склада, были буквально сорваны порывом ветра, пришедшим со стороны Ирисфиль, а затем были разорваны в клочья, словно фольга. Она не могла даже понять, что послужило этому причиной. Скорее всего, меч Сэйбер или копье Лансера ударило в ту сторону, что вызвало колебания воздуха. Больше она ничего не могла предположить.

Ветер ревел.

Столкнувшись с созданиями, которые превосходили все физические законы, вой ветра напоминал скорбные стоны.
Неуправляемый шторм, вырвавшись на пустынную улицу, уничтожал и дробил попавшие в него предметы.
Обычный бой между ними мог запросто превратить эту улицу в руины.

Война за Святой Грааль…
Ирисфиль знала о ней лишь по рассказам и благоговела перед самим этим термином. Миг, когда мифы и легенды оживали у неё на глазах, настал.
Легенды возрождались к жизни.

Удары грома казалось, могли разорвать небо на части, дрожь охватила землю. То, что ранее существовало лишь в воображении людей, было воссоздано чудесным образом.

- Так вот она какая… Война между Слугами…

Столкнувшись с тем, что она до сегодняшней ночи считала невозможным, Ирисфиль продолжала стоять на месте как вкопанная и наблюдать за битвой…
***
В тоже время Сэйбер испытывала схожее с Ирисфиль удивление.
Битва для неё была родной стихией. Как рыцарь она прошла сквозь бесчисленное количество битв, она сражалась с врагами так же уверено, как держала в руках нож и вилку.
В её понимании «копьё» было оружием, которое следовало держать двумя руками. Так поступало большинство копейщиков.
Так же она считала, вступая в бой с Лансером, который держал в руках два копья. Наверняка он стремился таким образом удивить противника.

Так как он был Героической Душой Копья, оружие в его руках было Небесным Фантазмом. А чтобы узнать истинное имя Героической Души, нужно узнать истинное имя его Небесного Фантазма.
Ткань, которая была обёрнута вокруг копий Лансера, скрывала их облик, который мог бы их выдать. Похоже, он и его Мастер были очень предусмотрительны, раз решили таким образом сокрыть личность Слуги.
В этом случае было очень легко объяснить, почему у него было два копья.
Поскольку Сэйбер не знала, какое из копий является Небесным Фантазмом, ей приходилось парировать атаки обоих оружий. Так что, все, что ей нужно было сделать, так это выяснить, какое из двух копий настоящее.
Между привычным движением, и тем, которое использовалась, чтобы запутать врага, можно было легко определить разницу. Так что Сэйбер внимательно следила за его атаками. Она считала, что если ей удастся распознать его истинное оружие, то шансы на победу возрастут.

Однако.

Её собственная атака была парирована уже в третий раз. Сэйбер пришлось отступить, дожидаясь следующего момента, подходящего для удара.

- Что-то не так, Сэйбер? Похоже, твои атаки не очень-то удачны.
- …
Она ничего не могла ответить на его насмешку. Каждый нанёс уже около тридцати ударов, но ей так и не удалось ранить своего соперника.
Лансер взмахнул копьем в правой руке и рванул вперёд. Атака древком имела большой радиус поражения, и чтобы вынести максимум пользы из такого удара, следовало держать копьё двумя руками. Нет, именно потому, что копьё держалось одной рукой, копейщик мог использовать те удары, которые невозможно было использовать, держа он копьё двумя руками.
Копьё устремилось к Сэйбер под неожиданным углом.
Но как бы то ни было, у копья были свои пределы. Из-за его длины, между двумя атаками обязательно образуется брешь. В это время, короткое копьё в левой руке, не давало Сэйбер атаковать.
Именно поэтому каждая атака Сэйбер обрывалась, столкнувшись с такой безукоризненной защитой.
Он использовал два копья, но не было заметно, что для него это в новинку. Героическая Душа Копья держал в обеих руках по оружию и его движения напоминали плавный танец. Что за стремление и воля были у него, раз уж он смог обучится такому невероятному стилю ведения боя?

- Этот парень неплох...!

До этого Сэйбер терзало беспокойство из-за того, что она столкнулась с таким серьёзным противником в первой же битве. Но внезапно, страх её покинул.

Не смотря на то, что внешне у Лансера было преимущество благодаря его непрекращающимся атакам, истина была иной.
Он так же был истощён, отбивая атаки Сэйбер. Несмотря на его насмешки, он так же был бессилен в сложившейся ситуации.

Он был Лансером, тем, кто по идее должен обладать одним копьём, но у него их было два - длинное и короткое, а значит, он мог одновременно атаковать и с дальнего и близкого расстояния. Если принять во внимание то, что защищаться от непрекращающихся атак двух оружий сложнее, то он никак не мог оказаться в подобной ситуации, будучи остановленным Сэйбер, у которой был всего один меч.

Но.

- Этот… меч… - произнёс Лансер шёпотом, словно жалуясь. Не только Ирисфиль не могла различить атак Сэйбер, даже Лансер – Слуга – не мог предугадать траекторию удара меча, что был в руках Сэйбер.

Воздух, окружающий меч, был собран воедино большим количеством магической энергии, искажая подающий на него свет так, чтобы сделать его невидимым. И хотя пользы от него как от Небесного Фантазма было мало, результат в ближнем бою был более чем очевиден.
Противник Сэйбер был атакован невидимым мечом, и она парировала его атаки тем же оружием. Беспокойство Лансера было вполне объяснимо. Даже если он и мог распознать атаку Сэйбер наблюдая за её руками, он не мог внезапно нанести удар, не зная, в каком положении находится её меч.
Поэтому он мог лишь держаться на расстоянии, чтобы не получить неожиданный удар мечом. Но его атаки будут эффективны только тогда, когда он приблизится к противнику. И даже если ему удастся парировать атаку Сэйбер, ему ещё нужно было дождаться момента, когда бы он смог нанести смертельный удар.

- Она сильна…

Он столкнулся с противником, которого видел впервые, и знал, что этот бой будет идти не на жизнь, а на смерть…
На его лице появилась грустная улыбка.
***
Две Героические Души сконцентрировали своё внимание на битве, не уделяя внимания окружающему их миру.
Но даже если бы они и были настороже, они бы не смогли заметить того, что кто-то проскользнул в район доков.
Причина была не только в том, что этот «некто» был на приличном расстоянии от места схватки и передвигался скрытно. Он так же обладал способностью «Скрытие Присутствия», из-за чего другие Слуги не могли его засечь.
Порывы морского бриза трепали его черный плащ; под маской-черепом губы сложись в удовлетворенную улыбку.
Ни у кого и в мыслях не было, что Слуга Ассассин, уничтоженный прошлой ночью на глазах стольких свидетелей, теперь будет наблюдать за продуктовой улочкой.
Ассассин находился в месте, которое было идеально предназначено для наблюдения – на кране, который стоял рядом со склоном. Он находился примерно в 500 метрах от места поединка. Так как зрение Слуг намного превышало человеческое по всем параметрам, он мог спокойно наблюдать за битвой. Он даже мог различать выражения, что появлялись у них на лице. Вряд ли у сражающихся было время понять, что за ними наблюдают.
Он мог остаться в призрачной форме, и собирать информацию с более близкого расстояния. Но когда он был в призрачной форме, все его органы чувств были направлены на наблюдение за вспышками магической энергии; а приказ, который Мастер ему отдал сегодня, был…

«Наблюдай собственными глазами».

И Ассассин, который понял намеренье своего Мастера, молча наблюдал за битвой на расстоянии, согласно отданному приказу.
***
Перенесёмся на пятнадцать километров к юго-востоку от торговой улицы, на которой сейчас шла ожесточённая битва.
Кто-то сидел во тьме подвала Церкви Фуюки, погружённый в ночное безмолвие.
Его глаза были закрыты. Он не отдыхал, он напряжённо вслушался в тишину…
Этим человеком, одетым в чёрную рясу, был Котомине Кирей.
По его фигуре можно было предположить, что он о чём-то размышлял. Сложно было догадаться о том, что он сейчас вслушивался в шум морского бриза, а перед его глазами разворачивалась битва, в которой при столкновении оружий высекались искры.
Он видел и слышал всё, что касалось битвы между двумя Слугами – всю эту информацию он получал от своего Слуги - Ассассина.
Для этого он использовал знания, которым научился три года назад. Этой способности, которая называлась «общее восприятие» («shared perception»), научил его Тосака Токиоми.
Используя лишь связь созданную с помощью магической энергии, он мог ощущать то же, что и существо, с которым он заключил контракт. В Войне за Святой Грааль, Слуги играли важную роль в осуществлении разведки на дальних дистанциях. Один из Слуг был экспертом по шпионажу и им как раз был Слуга Ассассин. «Общее восприятие» - было неплохим подспорьем в этом случае.
Единственная трудность заключалась в том, что если одна из сторон заключивших контракт откажется, то эту способность нельзя было использовать.
Когда Токиоми, который собственноручно изучал подобные заклинания, предложил это Арчеру, тот немедленно отказался. Как и предполагалось, высокомерный Король Героев никогда бы не позволил использовать на себе подобные заклинания, неважно как сильно Мастер будет этого требовать.
Поэтому, единственными кто мог это провернуть, были Кирей и Ассассин.
- Что-то происходит рядом с заводами, что находятся неподалёку от устья реки Мион. Похоже, первая битва уже началась, - произнёс Кирей.
Казалось, он говорил сам с собой, так как рядом с ним никого не было. Кроме разве что старинного граммофона, который стоял на столе перед ним. Его рупор был направлен прямо на Кирея.
Однако старинный граммофон ответил ему человеческим голосом:
- Не первая; она должна быть второй битвой, Кирей.
И хотя звук был несколько искажён, напыщенный тон выдавал Тосаку Токиоми с головой.
При более тщательном рассмотрении этого старинного аппарата, можно было заметить, что под рупором не было места для пластин и граммофонной иголки; вместо них там был помещён большой брильянт с металлической проволокой.
Это изобретение было уловителем магической энергии, которое прошло через всю семью Тосака, его-то Токиоми и одолжил Кирею. Похожее устройство находилось сейчас в подземной мастерской Токиоми, и, скорее всего глава семьи Тосака должен был сейчас сидеть как раз рядом с таким же рупором. Синхронная вибрация брильянтов в двух этих аппаратах, изменяла колебания воздуха внутри рупора, превращая звук в человеческую речь.
Эти приборы семья Тосака использовала как обычные люди – телефоны, но для этого Токиоми приходилось прибегать в магии брильянтов.

Как только Церковь Фуюки была вверена в руки преподобного Ризея, Токиоми поместил в неё брильянт-коммуникатор. Преподобный Ризей тайно поддерживал Токиоми, а Котомине Кирей был помещён под защиту Церкви в самом начале Войны, как самый первый Мастер, который познал в ней поражение. Поэтому целью Токиоми было установить связь с ними обоими.
Снаружи всё было абсолютно нормально, Кирей не мог контактировать ни с кем из внешнего мира. Но в то же время Кирея не оставляла мысль, что легче было бы воспользоваться простой рацией.
Но разница между рациями и этим прибором Токиоми была в том, что их текущие переговоры нельзя было перехватить. Можно было долго рассуждать о различиях между техникой и ритуальным оборудованием, но определённо Токиоми был достаточно благоразумен, что только играло Кирею на руку.

В общем, сейчас Ассассин и Кирей заменяли Арчера и играли роль разведчиков для Токиоми. Кирей использовал свои собственные глаза для того, чтобы знать, что видит Ассассин, и использовал эту возможность, чтобы не упустить ни одной детали.

- Битва идёт между Сэйбер и Лансером. Способности Сэйбер очень велики, определённо ранг А.
- Ясно. Неудивительно, что этот класс Слуг считается лучшим. И, кстати, ты видишь её Мастера?
- Я вижу лишь ещё одного человека – женщину с белыми волосами, которая стоит за спиной Сэйбер.
- Хм… похоже, Мастер Лансера знает о том, что лучше не появляться на поле битвы. Не новичок, он понимает правила Войны за Святой Грааль… подожди, ты сказал, что Мастер Сэйбер – это беловолосая женщина?
- Да. Девушка европеоидной расы. Белые волосы, красные глаза; не очень-то напоминает человека.
На другом конце связи собеседник Кирея замолчал, размышлял о чём-то. Наконец, Токиоми произнёс:
- Гомункул семьи Айнцберн? Возможно ли то, что они продолжают выращивать Мастеров-гомункулов? Но это не так уж и невероятно…
- Ты хочешь сказать, что эта женщина – Мастер семьи Айнцберн?
- Значит, Киритцугу не единственная пешка Джубстахейта. Хотя сложно поверить в то, что моё предположение оказалось не верным.

Впервые в жизни в сердце Кирея зашевелилось что-то, что походило на эмоции; спустя несколько мгновений он понял, что имя этой эмоции было «разочарование».

- Не смотря ни на что – эта женщина является ключом к победе в этой Войне, так что наблюдай внимательно, Кирей.
- Принято. Я пошлю кого-нибудь наблюдать за ней.

После получения необходимых инструкций, Кирей продолжил наблюдать за схваткой.
Но светящиеся оружия и вспышки магической энергии были уже не такими яркими, как несколько минут назад.
***
Киритцугу незаметно занял позицию на возвышающихся грузовых контейнерах, которых в этой части порта рядом с берегом моря было предостаточно. Он наблюдал за развитием ситуации через оба прицела, что позволяли видеть ему сквозь ночную мглу.

Сперва инфракрасный прицел… вот оно. На небольшом экране появились чёрные и синие тени, через которые просвечивали красные и оранжевые язычки пламени. Прибор показывал, что два источника тепла почти слились вместе, став похожими на застывший ярко-красный взрыв.
Относительно рядом с ними находились ещё два источника тепла размером поменьше. Один из них стоял посреди улицы и наблюдал за битвой, другой находился на крыше одного из складов стоящих неподалёку.
Довольно просто было решить, кто из них будет целью Киритцугу.
Чтобы убедиться в своей правоте, Киритцугу переключился на прицел ночного виденья и продолжил наблюдение. Пелена зелёного света раскрыла ему глаза, и ночь стала для него прозрачной как тихая гладь глубокого моря; стало даже ярче, чем когда он смотрел в инфракрасный прицел.

Ирисфиль действительно стояла на дороге. Её присутствие говорило всем о том, что именно она была Мастером Сэйбер, и что она не собирается прятаться, а будет смело сражаться на поле боя вместе со своим партнёром по контракту. Вражеский Мастер должен быть на крыше – скорее всего, Мастер Лансера, что сейчас сражался против Слуги Сэйбер.
Киритцугу довольно улыбнулся. Все началось так, как он и предполагал. Мастер Лансера, скорее всего, использовал заклинания создающие иллюзии или скрывающие присутствие, но против такого оборудования подобные трюки не пройдут. Как и другие Волшебники, что погибли от руки Киритцугу, этот парень вступил на дорогу, ведущую к уничтожению.

Киритцугу связался по рации с Майей, которая находилась на другой стороне от места схватки.

- Майя, Мастер Лансера прячется на крыше склада, к северо-востоку от Сэйбер. Ты его видишь?
- …Нет. С моей позиции я не могу его увидеть.

По возможности, Киритцугу хотел выстрелить вместе с Майей, чтобы уничтожить цель наверняка. К сожалению, лишь он один мог в этот момент открыть огонь. Но это не должно было составить проблем. Так как дистанция между ним и складами была почти 300 метров. Киритцугу был уверен, что мог оборвать жизнь этого Мастера всего одним выстрелом.
До тех пор, пока он его не обнаружат другие снайперы (если таковые и имелись) ни один Волшебник не мог засечь его с расстояния, которое было оптимально для калибра .300 Winchester Magnum.
Установив треногу, Киритцугу почувствовал себя в хорошем расположении духа. Но неожиданно для себя, словно вспомнив что-то, он медленно направил винтовку на грузовой кран.
В этот момент он понял, что все его планы пошли прахом.
Он вновь связался с Майей по рации и произнёс озадачено:
- Майя, посмотри на кран.
- Цель подтверждаю. Как ты и предполагал… - похоже, прибор ночного виденья установленный на AUG Майи показывал то же самое, что и прибор Киритцугу на винтовке Вальтер.

В это время, тот Мастер, что наблюдал за битвой Сэйбер и Лансера так же заметил тёмный силуэт на кране.

Такого развития событий никак нельзя было предположить. В Войне за Святой Грааль логичнее было держаться подальше от поля боя, чем присоединяться к схватке. Благоразумный Мастер не должен приближаться, даже если все остальные Слуги устремятся в гущу сражения, а наблюдать за схваткой со стороны. Узнать об исходе боя будет весьма неплохо. Даже если это не так успешно чем скажем собственноручно уничтожить врага, то, по крайней мере, можно узнать о способностях соперников.

Киритцугу, который первым прибыл на поле боя, никогда не думал, что они с Майей будут единственными, кто будет наблюдать за схваткой. Он специально выбрал себе позицию, чтобы можно было наблюдать и за сражающимися Слугами и за краном. Но только что обнаруженный наблюдатель, словно забыл, что его позиция просматривается, и всё равно занял идеальное место для наблюдения.
Но не это беспокоило Киритцугу.
Он внимательно посмотрел на наблюдателя на кране через прицел «ночного виденья». Киритцугу никогда не видел его прежде, но мешковатый чёрный плащ и белая маска-череп на лице не оставляли сомнений – это был Ассассин, который был «уничтожен» у резиденции семьи Тосака прошлой ночью.
Киритцугу выбросил мысли из головы о том, как предположительно несуществующий Ассассин мог появиться здесь. Проблема была в том, что наблюдателем на кране был Слуга.
Если Киритцугу выстрелит в Мастера Лансера из снайперской винтовки он, несомненно, его убьёт, но одновременно с этим он выдаст себя. И хотя Ассассин был не самым сильным бойцом, он всё равно был Слугой, боя с которым Киритцугу не переживёт.
Он также не предполагал, что Сэйбер поможет ему. Учитывая расстояние между ним и Сэйбер, Ассассин был намного ближе к нему. К тому же Сэйбер даже не предполагала что он здесь, так что помощи от неё ждать не приходилось.
Ко всему прочему, Слуга сейчас была увлечена битвой с Лансером. Даже если Слуга потеряет своего Мастера, что поддерживает его магической энергией, он всё равно будет существовать какое-то время, за счёт своих оставшихся резервов. Победа над Мастером Лансера не означала победу нам самим Лансером.
Оставалось одно – Командные Заклинания.
Сила Командных Заклинаний не ограничивалась лишь связыванием Слуг. Если Слуга с готовностью подчиниться приказу Командного Заклинания это усилит его десятикратно. То есть, будет совсем несложно после выстрела телепортировать Сэйбер сюда, чтобы она защитила его от атаки Ассассина.

Но если он так поступит, то Ирисфиль останется беззащитной перед Лансером.

Мозг Киритцугу непрестанно создавал всевозможные варианты развития событий с учётом всех известных ему элементов, и, наконец, пришёл к решению. Хотя это было идеальной возможностью ликвидировать Мастера Лансера, сегодня от неё придется отказаться.
Решено, а значит, больше не нужно было колебаться.

- Майя, не спускай взгляда с Ассассина, я присмотрю за Лансером.
- Принято.

Киритцугу бесшумно вздохнул, убрал треногу винтовки, и продолжил наблюдать за ситуацией через прицел.

Так как он решил отставить попытку убийства вражеского Мастера, эта операция более не представляла интереса. Если Сэйбер смогла бы воздержаться от использования своего Небесного Фантазма или немедленно уйти с Ирисфиль, он бы только поблагодарил её. Но она же была надменной и гордой Героической Душой, и подобные мысли казались неправдоподобными.

Тем не менее, будет не плохой идеей проверить, на что способна его Слуга.

- Всё зависит от тебя, мой дорогой Король Рыцарей…

0

5

Акт 3. Глава 5

Противостояние Сэйбер и Лансера больше напоминало соревнование, нежели схватку.
Точнее, оба противника стремились понять силу оппонента и одновременно с этим показать свою.
Но нужно учитывать то, что они оба были Слугами. В настоящий момент улица была покрыта шрамами, причиной которых было это «соревнование». Два товарных склада уже были снесены, а несколько сот метров асфальтового покрытия просто сорвано с земли. Улица, что превратилась в поле битвы, была в таком состоянии, словно здесь только что произошло землетрясение.
- Нет чести в битве, если ты не знаешь, кто твой противник… - произнес Лансер, обращаясь к своему врагу – острия его копий подрагивали, намереваясь нанести смертельный удар, но взгляд его всё так же безмятежен. - В любом случае, я отдаю тебе должное. За всё время нашей битвы ты так и не вспотела… ты неплохо сражаешься для женщины.
- Твоя скромность излишня, Лансер, - Сэйбер сжала рукоять своего меча и улыбнулась одними губами. – Хоть я и не знаю твоего имени, но твоё мастерство владения копьём и твои комплименты… я рада, что я сражаюсь с тобой. Благодарю.
Они не знали друг друга, их ничто не связывало, они были из разных стран, но духом они были едины. Оба они гордились своей силой и навыками и, встретив достойного оппонента, они свободно выказывали уважение друг другу – они оба знали, что означает понятие «честь» и поэтому два этих Героя хорошо понимал друг друга.

Но.

- Достаточно этих игр, Лансер.

И Сэйбер, и Ирисфиль были удивлены услышав холодный голос, что прозвучал из ниоткуда.
- Мастер…Лансера?!
Придя в себя, Ирисфиль огляделась, но так и не увидела никого поблизости. По странному эху, которое вызвал голос, она не могла определить, чей он был – мужчины или женщины, а так же откуда он донёсся. Возможно, это было иллюзией. Похоже, противник не был рядом с Ирисфиль, и не собирался выдавать своё местоположение.
- Не затягивай этот бой. Эта Сэйбер – опасный враг. Покончи с этим – ты можешь использовать Небесный Фантазм.
Выражение на лице Сэйбер стало жестким, как только она услышала слова невидимого Волшебника. Небесный Фантазм… он приказал своему Слуге обнажить клыки…
- Я подчиняюсь, мой Мастер.
В противоположность своему поведению, что он показал ранее, Лансер ответил тихим голосом, и перехватил копья поудобнее.
Не мешкая, он разжал левую руку, и короткое копьё упало к его ногам.
- Значит… длинное копьё?!
Стоя напротив Сэйбер, Лансер снял красную ткань с длинного копья, что было у него в правой руке. Это было тёмно-красное копьё. Излучение энергии, что исходило от копья, полностью изменилось, его остриё замерло, предсказывая смерть своему противнику.
- Именно. С этого момента я собираюсь тебя прикончить, - прошептал Лансер, держа копьё двумя руками.
Сэйбер чуть опустила свой меч, осторожно измеряя расстояние между собой и своим противником.

Нужно сказать, что Небесные Фантазмы бывают двух типов.
Первый представлял собой демонстрацию огромной мощи, смертельного удара с использованием огромного количества энергии, которая высвобождается при произнесении истинного имени Небесного Фантазма. Как пример можно взять Фантазм Сэйбер. Экскалибур – Меч обещанной Победы – в данный момент находился под покровом невидимости, но если она снимет невидимый барьер и произнесёт его истинное имя, её святой меч выстрелит потоком яркого света, который способен стереть с лица земли тысячу солдат. Как истинный Фантазм типа «Анти-Крепость», он мог превратить землю в пепел, но его следовало использовать лишь в крайнем случае.
Вместе с этим, оружие уже может нести на себе свойство Небесного Фантазма. В случае Сэйбер это был «Невидимый Воздух» - Барьер Короля Ветров. Только лишь его силы не хватало для того, чтобы уничтожить противника, этот Фантазм больше подходил для ближнего боя и использовался как оружие. Он не нёс в себе уничтожающей мощи, но его было проще использовать, и если делать это с умом, то и с помощью него можно было обрести победу.

И значит, копьё Лансера относилось…
Скорее всего, ко второму типу. Так подсказывала Сэйбер её интуиция. Лансер будет продолжать обмениваться с ней ударами. Значит, следующая его атака решающей не будет.
- …
Слуги стали молча сокращать расстояние, но напряжение возросло.
Лансер нанёс удар первым.
Если сравнивать это движение с теми акробатическими этюдами, что он демонстрировал ранее, этот удар больше напоминал простой выпад. Он сделан для того, чтобы определить длину клинка Сэйбер, который был скрыт под Невидимым Воздухом, или же наоборот, он решил проигнорировать ответный выпад Сэйбер.
Повинуясь естественному порыву, Сэйбер отразила копьё Лансера рукой с мечом, игнорируя боль. Действительно, удар был не смертельным и не точным, просто ещё один выпад. Однако…
Катастрофа была столь же неожиданна как чей-то внезапный вопль.
Когда меч и копьё соприкоснулись, между ними возник сильнейший вихрь.
- Что?! – произнеся в шоке, Сэйбер отпрыгнула на три метра назад. Лансер восстановил свою стойку, даже не пытаясь преследовать Сэйбер.
Порыв ветра не длился и мгновенья, но он возник не из-за высвобождения магической энергии. Происхождение этого ветра было загадкой, но это не было угрозой исходившей от Лансера.
- Я увидел его. Твой драгоценный меч.
Сэйбер молчала, не вникая в смысл зловещего шепота Лансера. Они оба понимали причину этого странного события. Порыв ветра был порожден мечом Сэйбер. Точнее Барьером Короля Ветров.
Барьер, который с помощью сконденсированного воздуха преломлял свет и делал меч невидимым, был пробит, и произошла утечка. Она имела место в то мгновение, когда копьё Лансера столкнулась с мечом Сэйбер. Энергии, которая контролировала барьер, внезапно стало недостаточно. И в этот момент Лансеру удалось увидеть, форму истинного меча, что до этого был укрыт барьером. Шепот Лансера только подтвердил то, что именно его копьё прошло сквозь Невидимый Воздух.
- Я знаю длину твоего клинка. Больше ты меня не смутишь своим невидимым мечом.
Преувеличение это было или нет, но Лансер вновь атаковал. В подтверждение его слов, его выпады приобрели точность и уверенность. Зная длину меча Сэйбер, ему больше не нужно было задумываться при нанесении ударов.
«Если я пропущу хоть один удар – он будет смертельным» - поняв это, Сэйбер продолжала двигаться, парируя каждый его удар.
Мигая, в её руках стал проявляться силуэт золотого меча…
- Кх…
Невидимый Воздух ещё держался, но с каждой атакой Лансера всё больше воздуха высвобождалось из барьера – каждый раз порыв ветра обдавал Сэйбер, трепля её волосы.
В середине серии непрерывных атак, Сэйбер пыталась найти всего одну возможность для контратаки. Заметив её, она изогнулась вместо того, чтобы блокировать атаку и понадеялась на крепость доспехов. Вовремя использованная контратака в смертельно опасной ситуации была прекрасной возможностью для того, чтобы переломить ход схватки.
В один момент она замахнулась, намереваясь рассечь Лансера от плеча до бедра. Она проигнорировала остриё красного копья, что было направленно ей в бок. Удар копья повредит лишь её доспех, в то время как она рассечёт противника надвое…

Сэйбер предугадала боль, и её инстинкт спас её от поражения.

Её меч замер на полпути к противнику и Сэйбер бросила своё тело в сторону. Сложно было понять, насколько близок был Лансер к тому, чтобы нанести смертельный удар. С острия его копья капали капли крови. И совершенно не нужно было говорить о том, чья это кровь была.
Рухнув на землю, Сэйбер ушла от следующего удара Лансера, чтобы затем немедленно вскочить на ноги. Вскинув голову, она нашла взглядом своего противника, но глаза выдали её боль.
- Сэйбер! – увидев, что что-то произошло, Ирисфиль стала пересылать энергию, чтобы залечить бок Сэйбер.
- …Спасибо, Ирисфиль, я в порядке, самовосстановление уже действует.
Сэйбер говорила уверенно, но продолжала стоять так, словно боль ещё не до конца прошла.
- Похоже, победу будет обрести не так легко… - прошептал Лансера, который не растерял уверенности, но в голосе его было изумление.
Похоже, этот человек действительно наслаждался битвой с таким противником.
Сжав зубы, Сэйбер силой воли успокоила свой разум, и ряд невозможных событий сложился воедино.
Её доспех должен был отразить удар копья. Но остриё оружия Лансера сейчас было в её крови. А её доспех сейчас был таким же, как и прежде, на нём не было ни единой царапины. Такое ощущение, что в момент удара, копьё прошло сквозь доспех, словно броня на время испарилась.
Хотя сама Сэйбер не могла дематериализоваться, но она могла материализовать и убирать свои доспехи. Другими словами – доспех Сэйбер был создан из магической энергии и был не материальным в отличие от одежды, которую купила для Сэйбер Ирисфиль.
Кроме того, было сложно поверить в то, что Барьер Короля Ветров можно было пробить. При соприкосновении с копьём Лансера в барьере словно образовывалась брешь, через которую утекал воздух – вот что было причиной внезапных порывов ветра.
- Ясно. Я поняла тайну твоего копья, Лансер, - прошептала она тихо. Второй раз за битву, она испытала страх перед своим врагом, и второй раз она отбросила его.
Это красное копьё нейтрализует магическую энергию.
Тем не менее, оно не обладало достаточной силой, чтобы сломать или отменить источник Волшебства. Доспех Сэйбер был всё ещё на месте, а Невидимый Воздух уже нормально функционировал. Копьё действовало лишь при соприкосновении с клинком и доспехами.
И при соприкосновении, оно отменяло магическую энергию и лишало силы магический предмет.
Это копьё не было Фантазмом, который обладал разрушительной мощью, но его способность была очевидной угрозой. Не будет лишним сказать, что способности оружий Слуг зависят от магической энергии или заклинаний что на них наложены. Но в руках этого Лансера, его копьё будет иметь преимущество над Слугой, который гордиться силой своего оружия.

- Можешь не надеяться на защиту своего доспеха, Сэйбер. Перед моим копьём ты всё равно, что голая.
В ответ на шутку Лансера Сэйбер ответила фырканьем.
- Странно, что ты радуешься тому, что тебе удалось всего лишь пробить мою броню.

Понимая, что копьё Лансера было очевидной угрозой, Сэйбер не испытывала страха. Ещё ничего не было решено.
В следующий момент, серебряные доспехи, что покрывали тело Сэйбер, рассыпались на искорки.
Ирисфиль удивлённо сглотнула. Лансер молча наблюдал.
Нагрудный панцирь, перчатки, длинные металлические бедренные пластины, что защищали ноги – ничего не осталось. Сэйбер сняла доспехи сама. Они превратились в пыль немедленно, как только Слуга перестала подпитывать их энергией.

- Если я не могу защититься от твоего копья, то я буду атаковать. Готовься Лансер.

Она стояла перед ним, одетая лишь в лёгкое голубое платье. Одна нога была выставлена вперёд, меч все так же держался двумя руками, но был направлен остриём назад. Это была не защитная стойка – лишь взглянув на Сэйбер можно было понять, что она собиралась рассечь своего противника на две половинки.
Для всех, кто наблюдал за схваткой, стало ясно - следующим Сэйбер собиралась завершить эту схватку, собираясь ради этого рискнуть своей жизнью.

- Как смело. Всё или ничего? – похоже, Лансер был даже рад тому, что последний его удар не попал в цель, но в его голосе проскользнуло напряжение.
Убрав доспехи, Сэйбер не только обрела большую подвижность. Энергия, что до этого использовалась для поддержки её брони, теперь могла быть использована для нападения. Это означало, что сила «энергоудара» - способности, которой обладала Сэйбер – возрастёт многократно.

Вспышка энергии или же энергоудар – это подпитка магической энергией оружия и собственного тела, что моментально высвобождается при ударе в определённом направлении. Другими словами, только её движения, могли уже нанести противнику урон. Хоть внешне она и выглядела как стройная девушка, но эта способность помогала ей сражаться своим мечом, как истинному воину.
Излишек энергии был направлен на увеличение подвижности в ближнем бою, но когда Сэйбер использовала энергию, что до этого тратилась на доспехи её сила и скорость увеличились в шесть раз… этой убойной мощи было достаточно, чтобы убить противника с одного удара.

Проблема неэффективности доспехов была решена радикально – убрав их, Сэйбер обрела преимущество. Так она решила преодолеть силу копья экзорцизма Лансера.

- Смело. Действительно смелое решение, - повторил Лансер. – Мне это определённо нравиться…
Словно матадор, противостоящий разъяренному быку, он продолжал её провоцировать, двигаясь из стороны в сторону.
- Если позволишь сказать, я на это рассчитывал Сэйбер.
Не позволив его словам сбить себя с толку, Сэйбер смело улыбнулась:
- Да ну? Посмотрим, изменишь ли ты своё мнение после моего удара.
Лансер осознавал всю опасность следующей атаки. Атака Сэйбер сведёт на нет преимущество, которое заключалась в длине его копья. Она ускориться всего на несколько секунд, и если он не сможет сравниться с ней в скорости, она разрубит его надвое.
Спокойно наблюдая за движениями ног Лансера, Сэйбер решала, когда же ей стоит нанести удар. Лансер тоже, скорее всего, пытался понять, насколько быстрой будет её атака, после получения высвобождённой энергии. Но у неё был в запасе ещё один козырь.

Ненамного, лишь на чуть-чуть движения Лансера стали не такими уверенными.
Развороченное и местами сорванное асфальтовое покрытие вовсе не было местом, где можно было твёрдо стоять на ногах. На мгновение Лансер замер на месте, чуть напрягая ноги.
И от Сэйбер это не укрылось.
Рёв ветра почти разорвал атмосферу надвое. Золотой меч, что до этого был скрыт под покровом невидимости, осветил ночь своим блеском, показавшись во всей красе.
Как уже говорилось ранее, Барьер Короля Ветров конденсировал воздух вокруг меча, отражая падающее на него лучи света и делая его невидимым. Но на этот раз, Невидимый Воздух был использован иначе. Когда замкнутый барьер, что удерживал воздух вокруг меча, был снят, порывов высвободившегося воздуха мог снести противника в сторону.
В этом и состоял план Сэйбер. Поэтому она и держала меч таким образом, чтобы удар завихрением был ещё сильнее.
Отпущенный на свободу золотым мечом, порыв ветра кружил вокруг Сэйбер. В то мгновение, когда она сделала шаг вперёд, поздно уже было думать об уклонении или контратаке. Даже если копьё Лансера могло серьёзно ранить Сэйбер, то рана её противника будет смертельной. Это был удар, ради которого ставилась на кон её жизнь, и делала она это ради победы – ей был всё равно, будет ли пронзена её плоть или сломаны кости.
Прорываясь сквозь воздушную стену, скорость потоков воздуха которой в несколько раз превышали скорость звука – ударная волна разбрасывала в стороны куски асфальта, словно опавшие листья.

Лансер не двинулся с места. Поняв, что контратака практически бесполезна, остриё красного копья не двигалось.
То, что пришло в движение – так это его ноги.

Она была так сосредоточена, что момент, который не длился и доли секунды, растянулся и замедлился.

В это мгновение Сэйбер поняла. Лансер блефовал. Он лишь притворился что оступился. На самом деле он встал в нужную позицию. Другими словами, это было то, место, где Лансер выкинул своё короткое копьё.
В её мозгу прозвучала фраза копейщика «…Я на это рассчитывал…»
Сэйбер вспомнила его выражение лица. Его улыбку, говорившую о том, что он не сомневался в своей победе. Блеск в его глаза говорил «Я ударю, когда ты не будешь к этому готова…»

Вместо того чтобы взять копьё рукой, Лансер пнул землю, подбрасывая в воздух раздробленный на мелкие камушки асфальт. И в месте с ним, в воздух взлетело короткое копьё, что Лансер бросил ранее. Его остриё, прошло сквозь порыв ветра, устремляясь к Сэйбер. Красная ткань, такая же что была ранее на красном копьё, была сорвана, открывая её взгляду блеск жёлтого металла.

Шестое чувство Сэйбер помогало ей предсказывать возможные атаки противника непосредственно в битве, но оно не могло предсказать подобную ошибку.

«Копьё обычно держат двумя руками» - вот в чём заключалась ловушка. И она попалась в неё, считая, что у копейщика не может быть двух копий.

Ведь, если это действительно было стилем его боя…
Если он был Героической Душой, у которого было два копья…

Значит, у него был не один Небесный Фантазм.

Короткое копьё, что было подброшено Лансером в воздух, уже было в его руках, и аура магической энергии, исходившая от его острия, была также зловеща, как и от первого. Оно устремилось к Сэйбер, намереваясь пронзить её горло, и ей оставалась только лететь вперёд, так как возможности уклониться уже не было…

0


Вы здесь » .::Fate Stay Night всё только начинается::. » Fate/Zero » Том 1: Акт 3